Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

18 января 2021, понедельник 22:46

№ 16731737

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
14:00
Российский хадж. Империя и паломничество в Мекку (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу историка и специалиста по исламу Айлин Кейн «Российский хадж. Империя и паломничество в Мекку» (перевод Роберта Ибатуллина). В конце XIX века правительство Российской империи занималось организацией важной для мусульман религиозной практики — паломничества к святым местам, хаджа. Таким образом власть старалась взять под контроль мусульманское население России, интегрировать его в имперское пространство, а также расширить свое влияние в соседних странах. В 1920-е годы советская власть восстановила имперскую инфраструктуру хаджа. Хотя с усилением ксенофобских тенденций в 1930-х хадж был свернут, влияние СССР на Ближнем Востоке во многом опиралось на остатки прежней инфраструктуры. На примере организации паломнических практик историк Айлин Кейн подробно анализирует отношение к исламу в Российской империи и в СССР, обращая при этом особое внимание на международный контекст. Таким образом история российского хаджа предстает в монографии частью глобальной истории. Предлагаем прочитать фрагмент главы «Россия прокладывает свой маршрут хаджа».   Цели России были амбициозны. Правительство желало перенаправить мусульманских паломников с тайных и неконтролируемых маршрутов на санкционированные государством и закрепить за ними официальный итинерарий, исключавший многие популярные остановки по пути, в частности Константинополь, который царские власти воспринимали как центр панисламистской деятельности. Правительство хотело, чтобы паломники регистрировались в джиддском и других русских консульствах в ключевых пунктах за границей. Царские власти рассчитывали, что при поддержке русских железнодорожных и пароходных служащих они в ускоренном темпе провезут мусульманских паломников через Россию до черноморских портов, а оттуда напрямую в Аравию и обратно. Таким образом, организовать хадж означало в конечном счете сформировать и оптимизировать единственный российский маршрут до Мекки, с тем чтобы мусульмане русского подданства оставались в орбите империи даже за рубежом. Для привлечения паломников на этот маршрут русские власти собирались испытать стратегии, использованные ранее османами и прежними мусульманскими империями при организации их собственных маршрутов хаджа: церемонии, пышные зрелища, экономические стимулы, субсидии на проезд, заведения по дороге, предназначенные для повышения комфорта и безопасности. Иными словами, Россия собиралась поддержать хадж. Другие европейские державы делали то же самое. К концу XIX века большинство мусульман мира жили в колониях, и все ведущие империи Европы активно поддерживали хадж. Колониальные правительства по всему миру создавали системы поддержки своих паломников вдоль главных маршрутов, соединявших их колонии с Аравией, — консульства, склады продовольствия, постоялые дворы, медицинские пункты и сезонные субсидируемые перевозки на поездах и пароходах. Российский патронат над хаджем строился во многом по примерам других колониальных держав. Царские власти часто высматривали образцы для подражания в идеях и политических практиках других колониальных империй, и МИД иногда предписывал своим консульским чиновникам во французском Алжире и иных местах исследовать политику этих колоний в отношении хаджа и подробно рапортовать о ней [1] . В то же время Россия явственно заимствовала идеи и модели у османов. Во многом подобно османам, русское правительство стремилось направить поток паломников из России на один санкционированный маршрут — в основном, по экономическим соображениям. В эпоху, когда Россия быстро модернизировалась и старалась увеличить пассажиропоток по своим новым дорогостоящим железнодорожным и пароходным линиям, многие царские чиновники разглядели экономический потенциал хаджа. Они увидели в массовой циркуляции паломников между Россией и Аравией не только возможные угрозы общественному здоровью и стабильности империи, но и пассажиропоток для российских поездов и пароходов, а значит, источник доходов для казны [2] . Россия могла бы организовать хадж, просто применив модель, разработанную в 1889 году для русского православного паломничества в Иерусалим, как предлагал один из руководителей МВД [3] . Царь Александр III официально поддержал Императорское православное палестинское общество (ИППО), созданное в помощь паломникам, направляющимся в Иерусалим. Пользуясь государственным финансированием и публичной поддержкой царской семьи, ИППО организовало систему услуг и учреждений для православных паломников вдоль их маршрутов через российские и османские владения, в том числе странноприимные дома в Одессе и филиалы ИППО во всех частях Российской империи. Центром этой русской православной паломнической инфраструктуры был комплекс зданий, построенных ИППО в Иерусалиме, примыкавший снаружи к старой городской стене. Этот комплекс существует до сих пор и называется Русским подворьем. Ему принадлежат общежития для паломников, больница, трапезная, маленькая церковь и духовная миссия с русским православным клиром [4] . Но Россия не последовала этому совету. Многие чиновники решительно протестовали против равного отношения к хаджу и православному паломничеству. Они предупреждали, что если правительство окажет одинаковую помощь мусульманским и православным паломникам, то подаст этим опасный сигнал — будто бы Россия старается поощрять хадж или хуже того: дает преимущество исламу перед православием [5] . Они боялись реакции православной церкви, которая имела в империи привилегированный статус и служила важнейшим источником институциональной поддержки режима. В то же время они тревожились, что мусульмане могут возмутиться вмешательством государства в хадж как попыткой ограничения их религиозной практики. Эти заботы и трудности, связанные с хаджем, высвечивают гораздо более серьезную проблему, стоявшую перед Россией: как примирить идентичность России как православного государства, исторически привилегированное положение православной церкви в империи и — с другой стороны — конфессиональное многообразие российского населения, необходимость интегрировать эти разнообразные народы и реально управлять ими? Как извлечь экономические и иные выгоды из хаджа, но так, чтобы это не походило на контроль или вмешательство? В конечном счете правительство так и не создало и не поддержало какого-либо эквивалента ИППО для мусульманского паломничества и не построило полноценного комплекса зданий для своих паломников в Мекке или поблизости. Самое удивительное, что, как будет показано в этой главе, русское правительство никогда официально не объявляло ни о своей поддержке хаджа, ни о планах по его организации. Эти планы никогда не разрабатывались централизованно каким-либо министерством или учреждением, но проводились в жизнь децентрализованно и полусекретно. * * * Идея организации санкционированного государством маршрута хаджа была впервые высказана в 1896 году в подробной «Записке о паломничестве мусульман, значении его и мерах к упорядочению» Министерства внутренних дел. В этом документе не только сообщались сведения о том, каким образом мусульмане обычно совершают хадж, и описывались три главных маршрута российских мусульман для поездок в Мекку, но и подчеркивалось, что правительству настоятельно необходимо заняться организацией хаджа — по санитарным, политическим и экономическим соображениям. Для наилучшего достижения этой цели предлагались конкретные меры. Они были разработаны на основе данных, собранных русскими консульствами за границей, в первую очередь в Джидде. В отчете предлагалось, чтобы Россия перенаправила свой поток паломников на маршрут через Черное море. На самом деле это был не единственный маршрут, а скорее сеть российских железных дорог, сходившихся к главным российским портам на Черном море — Севастополю, Батуми и Одессе. Из этих портов паломники продолжали путь на пароходах в аравийские порты Джидда и Янбу. По оценке русских консульских чиновников, популярность черноморского маршрута среди российских мусульман до 1890-х годов росла, но он всё еще привлекал наименьшее число паломников — 2–3 тысячи в год, тогда как караванными путями через Афганистан и Индию ездило вдвое больше, а через Кавказ — почти 15 тысяч [6] . Современные железнодорожно-пароходные маршруты через Черное море идеально подходили для организации хаджа, как соглашалось большинство царских чиновников, по двум причинам. Во-первых, они пролегали через российские владения и те заграничные пункты, где у России уже имелись консульства, поэтому были бы наиболее легко контролируемы. Во-вторых, перенаправление хаджа на эти маршруты дало бы крайне необходимый пассажиропоток и доход российским железным дорогам и пароходам [7] . В документе доказывалось, что организовать хадж настоятельно необходимо по политическим и санитарным соображениям. Власти боялись, что российские мусульмане, оставшись без надзора за границей, подхватят и подрывные политические идеи, и инфекционные заболевания, чем создадут угрозу для внутренней стабильности империи. Царь Николай II был достаточно осведомлен о санитарной угрозе. В 1897 году, прочитав этот отчет, он учредил «Особую комиссию для предупреждения занесения чумной заразы и борьбы с нею в случае ее появления в России» (КОМОЧУМ). Помимо прочего, КОМОЧУМ организовал медицинские обсервационные посты в оживленных черноморских портах и на популярных переходах через российские границы, чтобы изучать инфекции и предотвращать их проникновение в Россию. В том же 1897 году правительство организовало цепь карантинных кордонов из укомплектованных людьми обсервационных постов вдоль южной границы России, длиной почти 300 километров, для перехвата караванов на длинных маршрутах [8] . В отчете подчеркивалось и значение экономических стимулов для организации хаджа. Приводилось удивительное заявление: поток паломников из России давал транспортным компаниям 3–5 миллионов рублей годового дохода, и лишь ничтожная доля из них обогащала Россию. Основная часть этих денег утекала за границу, что наносило ущерб внутрироссийской экономике, обогащая иностранные правительства и иностранные пароходные компании, которые доминировали в транспортной системе Черного моря [9] . Чтобы привлечь паломников на черноморский маршрут и перехватить транспортные доходы, в отчете предлагалось мобилизовать два крупнейших в России судоходных предприятия: Русское общество пароходства и торговли (РОПиТ) и Добровольный флот (Доброфлот). Оба по-крупному субсидировались государством и крайне дорого ему обходились, отличались неэффективностью и постоянно нуждались в пассажирах. Они были созданы после Крымской войны, в основном, для развития российской внешней торговли и, в свете послевоенного запрета для России иметь морские вооруженные силы на Черном море, в качестве потенциального вспомогательного военного флота в будущей войне [10] . Из-за небольшого в сравнении с показателями других европейских держав объема внешней торговли России оба флота проигрывали в глобальной конкуренции за грузы и пассажиров. Несмотря на постоянные вливания щедрых государственных субсидий, тарифы у них были выше, чем у других европейских флотов [11] . Главным архитектором этого плана был русский консул в Джидде А. Д. Левицкий. В отчете подробно излагались его идеи по организации хаджа на черноморском маршруте, основанные на непосредственных наблюдениях и многолетнем опыте жизни в Аравии. Он советовал организовать хадж не принуждением, а убеждением, привлекая паломников на намеченные маршруты «дружественными» действиями — обещая и реально обеспечивая повышенное качество услуг и б
06:00
Турецкие археологи нашли могилу сельджукского султана Кылыч-Арслана I (ПОЛИТ.РУ)
В провинции Диякбакыр на востоке Турции археологи из Универстета Дикле нашли могилу султана Кылыч-Арслана I (1079–1107) и его дочери. Кылыч-Арслан был вторым по счету правителем Конийского султаната — государства, возникшего в Малой Азии на территориях, отвоеванных турками-сельджуками у Византии. Его столицей был сначала город Никея, а затем Конья. Отец Кылыч-Арслана, Сулейман ибн Кутулмыш, основал независимое государство в Анатолии, отделившись от Великой империи сельджуков в 1077 году. Сам Кылыч-Арслан, чьи имена означают «Меч» и «Лев», на протяжении всей жизни вел войны с соседями, а в 1096 году столкнулся с первой волной крестоносцев. Сначала противник был несерьезным для закаленного в боях сельджукского войска. Участниками «похода бедноты», пришедшими в Анатолию во главе с харизматичным проповедником Петром Пустынником, были, в основном, крестьяне, не имевшие боевого опыта и плохо вооруженные. 21 октября 1096 года в битве у Циветота армия Кылыч-Арслана разгромила их, не встретив особого сопротивления. Считается, что в этот день погибли более двадцати тысяч человек, а более трех тысяч были взяты в плен и проданы в рабство. В дальнейшем противники стали более опасными. В апреле 1097 года армии крестоносцев под предводительством Готфрида Бульонского, Боэмунда Тарентского, его племянника Танкреда, Роберта Нормандского, Роберта Фландрского и Раймунда Тулузского осадили Никею. Кылыч-Арслан попытался снять осаду, но его армия была разбита. Никея продержалась более месяца и была взята при помощи византийцев. Семья султана попала в плен и была отправлена в Константинополь, но затем отпущена без выкупа. Кылыч-Арслану пришлось перенести свою столицу в Конью. Позже Готфрид Бульонский и его союзники нанесли Кылыч-Арслану еще несколько поражений, продвигаясь по Анатолийскому нагорью. Султан смог разгромить только отдельную армию, которую вел Свен Крестоносец, сын датского короля. Успех сопутствовал Кылыч-Арслану позже, во время крестового похода 1101 года, вошедшего в историю как «Арьергардный крестовый поход». Сельджуки под его предводительством разгромили одну за другой три армии крестоносцев. После этих событий крестоносцы даже не пытались в дальнейшем держать путь в Святую землю через Малую Азию. Остаток жизни Кылыч-Арслан провел, сражаясь с соседями и своими непокорными вассалами, и значительно расширил свою державу на востоке. В 1107 году он утонул во время переправы через реку Хабур. Поиск гробницы Кылыч-Арслана турецкие ученые начали с анализа документов. Они убедились, что захоронение должно находиться на территории современного парка Орта-Чешме в городе Диярбакыр. Затем они приступили к раскопкам на участке площадью около 35 квадратных метров и через девять дней нашли могилу султана. Ректор Университета Диджле Мехмет Каракоч говорит, что обнаружение гробницы — очень важное событие для истории этого региона: «Оно откроет новый взгляд на события с точки зрения истории Диярбакыра».
16:06
16 Янв
В Мексике найдена статуя в головном уборе девушки-джедая (Правда.Ру)
На статуе загадочной женщины 500-летней давности, найденной в Мексике, головной убор, который поразительно напоминает тот, что носит девушка-джедай из "Звёздных войн". Правительница жила до вторжения в её страну европейских завоевателей. Статуя доколумбовой эпохи Обрабатывая поле в цитрусовой роще неподалёку от города Идальго-Амахак (Hidalgo Amajac) в мексиканском штате Веракрус, крестьяне наткнулись на двухметровую статую из известняка. Артефакт, вероятно, относящийся к позднему постклассическому периоду (1450-1521 гг.), по мнению специалистов из Национального института антропологии и истории Мексики (INAH), напоминает культуру уастеков, обитавших на побережье Мексиканского залива в эпоху до открытия Колумба. По словам археолога Национального института антропологии и истории Мексики Марии Эухении Мальдонадо Вите (Mar
10:00
16 Янв
Месмеризм и конец эпохи Просвещения во Франции (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу британского историка Роберта Дарнтона «Месмеризм и конец эпохи Просвещения во Франции» (перевод с английского Н. и В. Михайлиных, перевод с французского Е. Кузьмишина). В начале 1778 года в Париж прибыл венский врач Франц Антон Месмер. Обосновавшись в городе, он начал проповедовать, казалось бы, довольно странную теорию исцеления, которая почти мгновенно овладела сознанием публики. Хотя слава Месмера оказалась скоротечна, его учение сыграло важную роль в смене общественных настроений, когда «век разума» уступил место эпохе романтизма. В своей захватывающей работе гарвардский профессор Роберт Дарнтон прослеживает связи месмеризма с радикальной политической мыслью, эзотерическими течениями и представлениями о науке во Франции XVIII века. Впервые опубликованная в 1968 году, эта книга стала первым и до сих пор актуальным исследованием Дарнтона, поставившим вопрос о каналах и механизмах циркуляции идей в Европе Нового времени. Роберт Дарнтон — один из крупнейших специалистов по французской истории, почетный профессор в Гарварде и Принстоне, бывший директор Библиотеки Гарвардского университета. Предлагаем прочитать фрагмент главы «Месмеризм как движение».   Месмер родился в 1734 году в деревне Изнанг близ Констанца. Он изучал медицину в Вене, позже получил там же практику. В 1766 году ему присвоили степень доктора медицины за диссертацию «О воздействии планет на человеческое тело» («De planetarium influxu in corpus humanum»), представлявшую собой смесь астрологии с ньютонианством. В 1773 году он открыл клинику на паях с неким профессором астрономии из иезуитов. Чуть позднее под влиянием швабского целителя верой И.-И. Гасснера Месмер обнаружил в себе способности к управлению магнитным флюидом без помощи магнитов и начал активно практиковать лечение «животным магнетизмом» (названным так в противоположность магнетизму «минеральному»). В итоге он настроил против себя большую часть местного медицинского сообщества, вследствие чего решил попытать счастья в Париже — этой Мекке искателей чудес XVIII века.   Портрет Месмера. Стихотворная подпись к портрету в дословном переводе: «Напрасно тысячи завистников пытались строить тебе козни, / Месмер; великодушными заботами твоими, / Недуги наши испарились, и человечество вздохнуло с облегченьем, / Так следуй же за славною своей судьбою, / Хоть зависть может возроптать. / Что может быть прекрасней и величественнее, / Чем мир счастливым делать и тем зависть вызывать?» Вооружившись рекомендательными письмами к нескольким влиятельным лицам, в феврале 1778 года Месмер прибыл в Париж. Здесь, на Вандомской площади, он открыл для посетителей первую магнетическую ванну. Приятные манеры и внушительное оборудование (а также слухи об успешном его применении в лечении) сделали свое дело: очень скоро Месмеру удалось привлечь достаточно внимания к своей персоне, чтобы Академия наук заинтересовалась его методом. Месмер представил свою теорию на суд академиков, однако они не восприняли ее всерьез, что заставило его сменить тактику. Вместе с группой пациентов, чье доверие он уже успел завоевать, он переехал в деревню Кретёй близ Парижа и предложил Академии прислать сюда наблюдателей, чтобы те могли воочию убедиться в действенности его лечебного метода. Когда Академия пренебрегла и этим его предложением, Месмер обратился за экспертным заключением к Королевскому медицинскому обществу. Впрочем, он умудрился рассориться и с присланными обществом комиссарами по поводу подтверждения диагнозов его пациентов, после чего общество также отказалось иметь с ним дело. Далее Месмер обратил свой взор на медицинский факультет Парижского университета. Здесь ему удалось обзавестись первым влиятельным адептом в лице доктора регента факультета Шарля Делона, личного врача графа д’Артуа, который пригласил его на званый ужин, где представил двенадцати другим членам факультетской коллегии. Однако и эти доктора не смогли должным образом проникнуться глубиной его германской метафизики, а позднее даже отказались принять присланные им экземпляры «Записок о животном магнетизме» («M
17:28
15 Янв
Умер демограф и экономист Анатолий Вишневский (ПОЛИТ.РУ)
Умер демограф и экономист Анатолий Вишневский. Ему было 85 лет. Причиной смерти стала коронавирусная инфекция, написал его коллега Марк Толтс. Анатолий Вишневский родился 1 апреля 1935 года в Харькове. В 1958 году окончил экономический факультет Харьковского государственного университета по специальности «Статистика». С 1967 года работал в Отделе демографии Института экономики АН УССР в Киеве (основан академиком М. В. Птухой). В 1971 году переехал в Москву, где стал работать в отделе демографии НИИ ЦСУ СССР. Руководил Центром демографии и экологии человека при Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН. С 2007 года он работал в НИУ ВШЭ, был членом ученого совета, заведовал Научно-учебной лабораторией социально-демографической политики в Институте демографии. Анатолий Вишневский много публиковался на Полит.ру:   « Можно ли накормить весь мир? » « Может ли Юг двинуться на Север? » « Сколько нас полегло?(К 60-летию начала Великой Отечественной войны) » « Демографические вызовы нового века » « Особенности российской рождаемости » « Ловушки консервативной модернизации » « Глоссарий. Анатолий Вишневский. Демография в 90-е годы » В 2008 году он выступал в нашем лектории с темой « Россия в мировом демографическом контексте ».     Его книга – документальный роман-коллаж «Перехваченные письма», составленного из документов из архива семьи  Татищевых  и повествующего о судьбах представителей этой семьи и русского поэта  Бориса Поплавского  на широком фоне русской и европейской истории двадцатого века, выходил в издательстве ОГИ. Главу из книги также можно прочитать на Полит.ру. Редакция Полит.ру скорбит и выражает свои соболезнования друзьям, близким, коллегам и ученикам Вишневского.
14:00
15 Янв
Права нации (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу историка Саймона Рабиновича «Права нации. Автономизм в еврейском национальном движении в позднеимперской и революционной России» (перевод Евгении Канищевой, Любови Сумм, Светланы Панич). В последние десятилетия существования Российской империи одним из самых болезненных общественных вопросов был вопрос о национальных правах. Многочисленное еврейское население России было юридически дискриминировано. В западных губерниях оно сталкивалось с национальными требованиями соседей — поляков, украинцев, литовцев и других расселенных более компактно, чем евреи, этнических групп. В начале ХХ века росли образование и политическая активность евреев, они обладали осознанной национальной, религиозной и культурной идентичностью и требовали не только гражданского, но и национального равноправия. Идеологическую форму чаяниям еврейского населения России придал историк Семен Дубнов (1860–1941), разработавший концепцию национальной внетерриториальной автономии. С точки зрения Дубнова, единство нации обеспечивает не столько собственное государство, сколько добровольная приверженность общей системе культурных ценностей и коллективная историческая память. Требование национальной внетерриториальной автономии к 1917 году вошло в программы всех еврейских партий и организаций России. Саймон Рабинович преподает в Северо-Восточном университете (Бостон, США), специалист по истории евреев в России, Европе и США. Предлагаем прочитать фрагмент книги, посвященный биографии Семена Дубнова и эволюции его взглядов.   Семен Дубнов, потомок знаменитых талмудистов, родился в городе Мстиславле (Могилевская губерния), в черте оседлости. Он отверг традиционную религиозность своей семьи сначала ради Гаскалы (еврейского Просвещения), а позднее ради европейских языков, философии и литературы [1] . Хотя его дед был раввином и религиозным столпом мстиславльской общины, в тринадцать лет Дубнов отказался продолжать обучение в иешиве. В университет он не поступил, провалив экзамен на гимназический аттестат. В 1890 году, не получив официального разрешения проживать в Санкт-Петербурге, Дубнов переехал вместе с семьей в Одессу. Там, в среде еврейских просветителей и писателей, начались его интеллектуальные поиски, в результате которых Дубнов стал еврейским националистом [2] . Поначалу, в период с 1882 по 1884 год, Дубнов утверждал, что евреи — это религиозная группа, которая должна быть преобразована в конфессию на принципах реформистского иудаизма; однако в Одессе его взгляды изменились [3] . Погрузившись в исторические исследования, Дубнов стал воспринимать евреев не просто как один из многих народов, но как народ, который за многовековое пребывание в диаспоре поднялся на более высокий уровень духовного развития, чем другие нации, имевшие возможность созидать собственную культуру в пределах своей географической территории [4] . Общение с небольшим, но влиятельным кругом националистически настроенных еврейских интеллигентов Одессы — в особенности дружба и непрерывный диалог с основателем духовного сионизма Ахад га-Амом (настоящее имя Ашер Гинцберг, 1856–1927) — способствовали формированию у Дубнова представления о евреях как о специфической «духовной» нации [5] . Маскилим (букв. просвещенные, так именовались приверженцы Гаскалы ) первоначально стремились реформировать и просветить российское еврейство с помощью таких институтов, как Общество для распространения просвещения между евреями в России (ОПЕ). Но в последние десятилетия XIX века многие маскилим , и в Одессе, и в других городах, стали уделять всё большее внимание националистическим проектам. Дубнов стал участником «культуркампф’а» («борьба за культуру»), во время которой группа одесских интеллигентов сформировала «национальный комитет» с целью создать внутри ОПЕ программу национального образования [6] . Но если состоявшие в этой группе сторонники иврита верили, что путь национального возрождения ведет в Палестину, то Дубнов, профессионально изучая историю, сделал вывод о важнейшей роли диаспоры в прошлом и будущем еврейского народа. Именно в результате своих исторических исследований Дубнов пришел к социологическому истолкованию еврейской истории, которое и окрасило все его политические сочинения [7] . В цикле политических эссе «Письма о старом и новом еврействе» Дубнов сформулировал собственную концепцию национальной идеи диаспоры и призвал все еврейские политические группировки поддержать идею автономизма. На практическом уровне он выступал за восстановление кегилы (историческая форма городской еврейской общины) в качестве светского органа еврейского самоуправления внутри российского государства. Дубнов считал, что сохранению еврейского народа способствовал не Талмуд, а автономные общины, веками поддерживавшие национальное самосознание в диаспоре. Применяя к еврейской истории позитивистскую эволюционную теорию, Дубнов утверждал, что евреи всегда стремились укреплять автономию, сохраняя тем самым свою национальную культуру и духовную жизнь даже в неблагоприятных обстоятельствах. Таким образом, евреи выжили в диаспоре, обратив очевидный недостаток — отсутствие собственной территории — в эволюционное преимущество, которое ускорило развитие нации. Под влиянием идей Джона Стюарта Милля, Огюста Конта, Генри Томаса Бокля и в особенности Герберта Спенсера Дубнов излагает историю еврейского общества с момента рассеяния как последовательную смену центров влияния. Предложенная Дубновым эволюционная концепция еврейской истории решительно порывала с господствовавшим в ту пору представлением об иудаизме как о неизменном религиозном учении. Его отстаивал, например, немецкий еврейский историк Генрих Грец (1817–1891). Грец, следуя Гегелю, полагал, что меняются лишь внешние черты иудаизма, а базовые этические ценности остаются неприкосновенными. Согласно эволюционной концепции Дубнова, евреи не только сохранились как община — они развились в нацию. В каждом историческом центре диаспоры (сначала в Вавилонии, затем в Испании, далее в Центральной и Восточной Европе) евреи использовали общинные институты для того, чтобы выгородить определенные автономные сферы, внутри которых выживало и даже укреплялось национальное чувство. Когда очередной центр приходил в упадок или подвергался давлению извне, на смену ему возникал другой, утверждал свою автономию и становился господствующим. Историческая теория Дубнова послужила фундаментом его политической идеологии. Если на протяжении долгих веков в Европе евреи сумели благодаря общинному самоуправлению поддерживать «национальную жизнь», то в современных условиях основной задачей для евреев становится утверждение «социальной автономии», то есть готовность организовать самоуправление в соответствии с историческими традициями и внутренними потребностями общины. Эту задачу Дубнов считал ключевой для сохранения духовных и культурных сил народа [8] . Дубнов не только стирал границы между историей и политикой, но и оказывал личное влияние на исторические воззрения образованных российских евреев. При опросе более чем тысячи еврейских студентов в Киеве в 1910 году 43 % респондентов назвали Дубнова одним из главных авторов (причем он заметно опережал в этом списке всех остальных) или единственным автором, сформировавшим их понимание еврейской истории [9] . Разумеется, не все участники опроса разделяли идею развития национализма в диаспоре, однако популярность исторических книг Дубнова и тем самым истолкования еврейской истории в духе автономизма способствовали распространению его политической философии. Дубнов создал свои исторические и национальные теории из эклектической смеси позитивизма, философии Гердера, русского народничества и классического либерализма Милля [10] . На его концепцию национальности заметно повлияли российские оппоненты исторического материализма. Главным образом на его исторические и национальные теории наложили заметный отпечаток три автора: Петр Лавров, который подчеркивал исторически важную роль отдельных мыслителей в процессе морального развития народов; Константин Аксаков, отделивший территориальный суверенитет от духовного развития; и Владимир Соловьев, который различал позитивные и негативные формы национализма [11] . Дубнов, как и Соловьев, считал возможным сочетать национализм с «универсализмом». Он также прояснил разграничение, которое Соловьев проводил между «космополитизмом» (то есть, согласно определению Дубнова, отказом от национальных различий, а значит, явлением негативным) и «универсализмом» (позитивным явлением, представлением обо всех народах как членах единой всечеловеческой семьи) [12] . В «Письмах» Дубнов обращался к теориям Соловьева, Лаврова, Эрнеста Ренана и Иоганна Готфрида Гердера, разъясняя философские и исторические истоки национального самосознания в диаспоре. В своих политических и философских трудах Дубнов призывал к коллективному поиску еврейской национальной идеи — этической и гуманистической. Согласно его убеждениям, между религиозными и национальными идеалами существует моральная и психологическая аналогия, а потому переход от религии к еврейскому национализму происходит как естественный процесс. В первых четырех, наиболее философских, «Письмах» Дубнов обсуждает принципиальное различие между национальным эгоизмом и национальным индивидуализмом, настаивая, что евреи должны выбрать последний. Национальный индивидуализм не покушается на политическую свободу или культурную автономию других наций, формы его выражения не нарушают «социальную этику» [13] . Законным основанием еврейской автономии должен стать духовный и этический еврейский национализм. Главной задачей при установлении принципов внетерриториальной автономии Дубнов считал установление прав, которые получает национальная автономия, и юридических границ, в которых она осуществляется, так чтобы более крупные и могущественные нации не стесняли автономию меньшинств [14] . Дубнов полагал, что, поскольку евреи исторически существовали и продолжают существовать в состоянии национального индивидуализма, им в особенности подойдет юридически оформленная автономия. Более того, приравнивая этические идеалы иудаизма к духовному национализму, который он рассматривал как историческую силу, обеспечившую самосохранение в диаспоре, Дубнов предложил формулу национализма, охватывавшую равным образом и религиозных, и секулярных евреев: «Идеал духовной нации этичен по самому существу своему, а таков именно национальный идеал еврейства» [15] . [1] Биографическую информацию о Семене Дубнове можно найти в его мемуарах: Дубнов С. М. Книга жизни. Воспоминания и размышления. Материалы для истории моего времени / Вступ. ст. и коммент. В. Е. Кельнера. СПб, 1998. Полная аннотированная библиография трудов Дубнова и работ о нем опубликована в: Rabinovitch S. Simon Dubnov // Oxford Bibliographies in Jewish Studies / Ed. D. Biale. New York, 2014. См. также: Dubnov-Erlich S. The Life and Work of S.M. Dubnov: Diaspora Nationalism and Jewish History / J. Vowles, trans., J. Shandler, ed. New York, 1991; Groberg K. A. The Life and Influence of Simon Dubnov (1860–1941): An Appreciation // Modern Judaism. 1993. Vol. 13. P. 71–93; Кельнер В. Е. Миссионер истории; Poznanski R. Introduction: S. Doubnov, l’homme et son
10:16
15 Янв
Обнаружено 200 копий "Принципов" Исаака Ньютона с записями автора (Правда.Ру)
Учёным удалось найти сотни ранее неизвестных копий редкого первого издания "Принципов" Исаака Ньютона. В некоторых книгах сохранились пометки, которые, предположительно, были сделаны самим автором. Впервые "Принципы" были изданы в 1687 году. За несколько столетий огромное количество книг было утрачено. В середине XX века было найдено только 189 экземпляров. Но недавно стало известно о существовании ещё двухсот ранее неучтенных экземпляров ценного издания. "Мы чувствовали себя Шерлоками Холмсами, когда занимались поисками утерянных копий. Выяснилось, что в мире есть сотни неучтенных копий "Принципов", и некоторые из них представляют собой значительную ценность, так как на их страницах сохранились пометки автора", — сообщил профессор истории науки и гуманитарных наук в Калтехе Кейт Ван Найс Пейдж.
09:45
15 Янв
К 2050 году Земля может достичь критической температуры (Правда.Ру)
Через 30 лет температура Земли может резко повыситься из-за снижения способности нашей поглощать выбросы углерода, утверждают учёные Университета Северной Аризоны совместно с коллегами из Центра исследования климата Вудвелла и Университета Вайкато (Новая Зеландия). Учёные проанализировали данные, собранные в крупных биомах Земли за последние 20 лет (совокупность экосистем одной природно-климатической зоны — Примеч. Ред.). Они вычислили температурный порог, преодоление которого может привести к катастрофе.
09:00
15 Янв
Рекордно далекий квазар (ПОЛИТ.РУ)
Ученым удалось обнаружить квазар, находящийся на рекордно далеком расстоянии от Земли — примерно 13,03 миллиарда световых лет. Объект, получивший обозначение J031343.84-180636.4 (кратко — J0313-1806), в тысячу раз ярче, чем вся галактика Млечный Путь, а основу его составляет сверхмассивная черная дыра, которая в 1,6 миллиарда раз массивнее Солнца. Существование такой черной дыры всего через 670 миллионов лет после Большого взрыва представляет собой серьезный вызов теоретическим моделям развития сверхмассивных черных дыр. «Квазары» («квазизвездные радиоисточники») были впервые замечены в конце 1950-х годов. Они отличались удивительно мощным излучением в радиодиапазоне и очень малыми угловыми размерами, так что их сперва сочли аналогом звезд. В видимом диапазоне квазары были очень слабыми или вовсе не обнаруживались. Однако спектры квазаров выглядели очень странно, в них не удавалось определить спектральные линии химических элементов. Загадку квазаров решил в 1963 году астроном Мартин Шмидт из Нидерландов, который определил, что в спектрах квазаров присутствует настолько сильное красное смещение, что расстояние, отделяющее их от наблюдателя, огромно. Квазары — не звезды нашей галактики, а объекты, находящиеся далеко за ее пределами, но тем не менее способные служить сильным источником излучения. Сейчас известно, что расстояние до квазаров может достигать миллиардов световых лет. В том же году Александру Шарову и Юрию Ефремову впервые удалось обнаружить переменность блеска квазаров. По характеру переменности ученые сделали вывод, что квазары — сравнительно небольшие объекты, размером примерно с Солнечную систему. Что же дает им энергию для излучения, сравнимого с излучением целых галактик? Объяснить это смогли Яков Зельдович и Эдвин Солпитер, которые предположили, что квазары представляют собой черные дыры, только не звездной массы, а существенно б
07:00
15 Янв
В Западной Африке открыт неизвестный вид летучих мышей (ПОЛИТ.РУ)
Группа ученых под руководством известного зоолога Нэнси Симмонс (Nancy Simmons) из Американского музея естественной истории в Нью-Йорке описала неизвестный ранее вид летучих мышей, обитающий в горах Нимба в Гвинее. Экспедиция ученых из Гвинеи, США и Германии в 2018 и 2019 годах обследовала естественные пещеры и заброшенные штольни в северной части горного хребта Нимба, близ границы Гвинеи с Кот-д’Ивуаром. Целью экспедиции было изучение видового состава летучих мышей. Особый интерес вызвал обитающий только в горах Нимба подковогуб Ламотта ( Hipposideros lamottei ), который признан Международным союзом охраны природы видом, находящимся под угрозой исчезновения. Значительная часть подковогубов живет в штольнях, которые люди перестали использовать с 1980-х годов. Сейчас многие штольни находятся под угрозой разрушения, и редкий вид может потерять среду своего обитания. Но наряду с подковогубами Ламотта ученые встретили летучих мышей, совсем не похожих ни на подковогубов, ни на какой-либо иной вид, встречающейся в этом регионе. Они относятся к роду ночниц ( Myotis ). В мире насчитывается более ста двадцати видов ночниц, но лишь одиннадцать обитают в континентальной Африке, и только восемь из них распространены в тропической зоне южнее Сахары. «Как только я посмотрела на них, я убедилась, что это что-то новое, — сказала Нэнси Симмонс. — Затем начался долгий путь документирования и сбора всех данных, необходимых, чтобы показать, что они действительно не похожи на какие-либо другие известные виды». С учетом морфологических, морфометрических, эхолокационных и генетических данных, включая сравнение с экземплярами из музейных коллекций, ученые дали описание нового вида, который они назвали Myotis nimbaensis в честь горного хребта, на котором он обитает. После подковогуба Ламотта это уже второй вид, который встречается только в горах Нимба. Новый вид оказался сравнительно крупным по меркам ночниц: общая длина — 11,16–11,63 см, вес — 15,5–17 г. «Это потрясающее животное. У него ярко-оранжевый мех, и поскольку он был настолько необычным, мы поняли, что он не описывался ранее. Открытие нового млекопитающего — редкость. Это было моей мечтой с детства», — говорит Уинифред Фрик (Winifred Frick) из общества Bat Conservation International и Калифорнийского университета в Санта-Круз. Описание Myotis nimbaensis опубликовано в журнале American Museum Novitates.
Далее по теме
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы