Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

25 января 2021, понедельник 00:15

№ 16713314

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
10:00
23 Янв
Путешествие натуралиста. Приключения с дикими животными (ПОЛИТ.РУ)
Издательства «КоЛибри» и «Азбука-Аттикус» представляют книгу Дэвида Аттенборо «Путешествие натуралиста. Приключения с дикими животными» (перевод Светланы Панич). Живая легенда и ведущий документального сериала о дикой природе «Планета Земля» на Би-би-си сэр Дэвид Аттенборо рассказывает историю своей карьеры телеведущего и натуралиста, на заре которой ему предоставилась уникальная возможность — путешествовать по миру в поисках редких животных для коллекции Лондонского зоопарка и снимать экспедицию для нового шоу Би-би-си «Зооквест» (Zoo Quest). В этой книге собраны истории его первых путешествий. Проживая бок о бок с местными племенами во время походов в поисках гигантских муравьедов в Гайане, комодских драконов в Индонезии и броненосцев в Парагвае, он вместе с остальной командой боролся с речными рыбами-людоедами, агрессивными дикобразами и дикими свиньями, а также с коварством местности и непредсказуемостью погоды, чтобы запечатлеть невероятную красоту и биоразнообразие отдаленных регионов. Эта книга, написанная с неповторимым остроумием и обаянием, — не просто история замечательного приключения, но и история человека, который делится с нами любовью к природе и выступает в ее защиту. «Чтобы программа удалась, у экспедиции должна быть четкая цель — найти такое редкое существо, какого нет ни в одном зоопарке мира, такое загадочное, диковинное, поразительное создание, за поисками которого зрители, замерев у экранов, следили бы из передачи в передачу», — пишет Дэвид Аттенборо. Предлагаем прочитать фрагмент главы об экспедиции в Индонезию.   Признаться, я боялся, что местные жители, которым мы сообщили о цели нашего визита, разочаруются, увидев, что мы не чистим ружья, чтобы отправиться на тигров. Конечно, их несколько озадачило наше увлечение заурядными, скучными существами вроде муравьев и маленьких ящериц, тем не менее каждый день к нам заглядывал старик с добычей. Иногда он приносил мелких рептилий или сколопендру, однажды приволок банку иглобрюхов, которые свирепо раздувались и превращались в колючие желтые шары, а за два дня до нашего отъезда он с торжествующим видом появился у нас на пороге с небольшой делегацией. «Selamat pagi, — поприветствовал я. — Мирного утра». В ответ он вытолкнул вперед молодого человека, который обратился к нам по-малайски. Мы старательно вслушивались в его монолог и в конце концов догадались, что вчера, собирая в лесу ротанг, он наткнулся на огромную змею. «Besar, — подтвердил он. — Большой-большой». Чтобы показать, какое чудище ему встретилось, он прочертил пальцем ноги на пыльной земле длинную линию, отошел от нее на шесть шагов и параллельно провел другую. «Besar», — повторил он, указывая на свой рисунок. Мы закивали. Единственные змеи таких размеров, обитающие на Яве, — это питоны. Индийский питон достигает 7,5 метра, его сетчатые сородичи бывают еще крупнее; самый известный из них — гигантский сетчатый питон девяти метров в длину — считается самой большой змеей в мире. Даже молодого и сравнительно  маленького, не больше пяти метров, питона поймать очень трудно: он обвивается кольцами вокруг человека и удушает его в объятиях. Тем не менее я обещал Лондонскому зоопарку привезти «внушительного питона», если мы его встретим. Впрочем, один простой и надежный способ охоты на громадных пресмыкающихся мы знали. Для начала надо было найти по меньшей мере трех крепких мужчин, желательно по одному змеелову на каждый метр змея, и распределить обязанности: один «отвечает» за голову, другой — за хвост, на третьего возлагается ответственность за остальное тело. Охотники располагались неподалеку от питона, и по команде каждый бросался на доверенную ему часть, при этом ответственным за голову и за хвост следовало напрыгнуть на питона одновременно, чтобы змея не успела задушить того, кто окажется посредине. Иначе говоря, для поимки питона требовалась компания храбрых людей, полностью доверяющих друг другу. Стоявшая перед нами публика в чалмах особого доверия у меня не вызывала. В их личной отваге я не сомневался, но не был уверен, удастся ли объяснить им замысел кампании так доходчиво, чтобы они безошибочно поняли, что от них требуется. Я разразился пространным монологом. Я рисовал картинки на песке. Мои объяснения впечатлили настолько, что примерно через четверть часа пятеро мужчин поняли, что им нет места в моем плане. Теперь у дома стояли только наш знакомый старик и его молодой приятель. Чарльз непосредственно участвовать в операции не мог: ему предстояло снимать происходящее. Поэтому мне ничего не оставалось, как попросить старика ловить хвост, юноше вверить тело питона и принять на себя ответственность за голову. Со стороны могло показаться, будто я самоотверженно иду на риск, но в действительности мною двигали эгоистические соображения. Питон — змея неядовитая; конечно, он может прокусить клыками кожу, но особой опасности его укус не представляет, тогда как ловля хвоста — более противное занятие, поскольку питон, почуяв угрозу, в буквальном смысле обделывается от страха и распространяет вокруг себя невыносимую вонь. Насколько я мог догадаться, старик и юноша вникли в мой замысел и согласились помочь. Мы отправились в лес. Самый юный участник нашего отчаянного предприятия шествовал впереди и расчищал парангом [1] дорогу в зарослях, я, с веревкой и мешком, следовал за ним. Третьим шел старик, он нес фотоаппарат и штатив; Чарльз с кинокамерой на изготовку замыкал процессию. Было бы нечестно утверждать, что я хранил полное спокойствие. Действительно, питоны и боа гораздо симпатичнее ядовитых змей (любой промах при охоте на них оборачивается неделями мучительной агонии и почти неизбежной смертью), однако до сих пор мне приходилось иметь дело только с пресмыкающимися относительно скромных размеров, не больше трех метров в длину. Кроме того, я не был до конца уверен, что мои спутники хотя бы приблизительно представляют, что им следует делать по команде Mendjalankan. Это слово я почерпнул из словаря, где оно означало «вперед, тащи, приступай», и всею душой надеялся, что приказ они поймут. Вскоре дорога круто пошла вверх. Мы пробирались сквозь скрипящие заросли бамбука. Темная пыль и куски сухих, ломких листьев сыпались на голову, липли к вспотевшему телу. Наконец мы вышли на просеку. Я огляделся: внизу, по склонам, вдоль широкого извилистого залива, до самой деревни, лежавшей в полутора километрах отсюда, тянулась густо-зеленая полоса деревьев. Вдруг наш проводник остановился и показал рукой на землю. Из-под толстого ковра листьев, переплетенных с вьющимися травами, выглядывали непонятно откуда взявшиеся куски ржавой проволоки и острый угол странной бетонной конструкции. Мы перелезли через нее и чуть подальше обнаружили глубокую зацементированную яму, почти полностью скрытую под буйной растительностью. Я невольно подумал о древних памятниках Центральной Америки и Индокитая, заброшенных, всеми забытых, задавленных разросшимся лесом. Юноша пытался что-то объяснить. «Бум! Бум! — повторял он. — Besar. Orang Djepang». Мы стояли на остатках огневой позиции, с которой всего 13 лет назад обстреливали эти места японцы, оккупировавшие Яву. Тропа поднималась по склону холма. Наконец наш проводник остановился и сообщил, что видел змею «где-то здесь». Мы сбросили поклажу и разбрелись в разные стороны в поисках питона. Дело казалось безнадежным. Я вглядывался в сложный узор из лиан, опутавших деревья, и уныло думал, что, даже если змея расположилась у меня перед глазами, я всё равно ее не увижу. Вдруг старик радостно завопил. Я со всех ног бросился к нему. Он стоял у небольшого дерева и показывал рукой вверх, где на толстой ветке поблескивал бок огромной змеи. Но это было всё, что мне удалось разглядеть в буйных зарослях, сквозь игру света и тени; ни головы, ни хвоста я не видел. Наша задача явно осложнялась: в известной мне инструкции удачной охоты не говорилось, что делать, если змея залегла на возвышенности. Я не сомневался, что пресмыкающееся лазает по деревьям гораздо лучше, чем я, а силовое единоборство с питоном, равно как и состязание с ним в ловкости, в мои замыслы не входило. Единственное, что оставалось, — заставить его спуститься и далее действовать по нашему безупречно разработанному плану. Я схватил нож и решительно полез на дерево. Ветка, на которой свернулся питон, находилась почти в 10 метрах над землей. Я подобрался поближе и, к собственной радости, обнаружил, что, судя по всему, змея не очень большая. Плоская треугольная голова питона покоилась на одном из огромных колец; из зарослей на меня глядели желтые, круглые, как пуговицы, глаза. Змея была очень хороша собой — гибкая, блестящая, расписанная черно-коричнево-желтым пятнистым узором. Понять, какой она длины, когда развернется, я не мог, но самое крупное из колец, находившихся в поле зрения, достигало почти полуметра в диаметре. Опершись спиной на ствол, я принялся подрубать ветку. Питон лежал, неподвижно уставившись на меня немигающими глазами. Когда ветка затряслась под резкими ударами ножа, он поднял голову, зашипел и на миг высунул длинный черный язык. Одно из его колец медленно сползло с ветки. Я удвоил усилия. Ветка хрустнула и надломилась. Еще пара ударов — и она c громким треском рухнула вместе с питоном неподалеку от нас троих. «Mendjalankan! — завопил я. — Вперед!» Юноша и старик недоуменно уставились на меня. Голова змеи на миг показалась между лежащими на земле листьями и стала удаляться по направлению к бамбуковым зарослям на другой стороне поляны. Если питон уйдет и спрячется среди толстых стеблей бамбука, мы его больше никогда не увидим. Остервенело вопя «Mendjalankan!», я так быстро, как только мог, полез вниз. Мои помощники стояли рядом с Чарльзом и его камерой и ошалело наблюдали за происходящим. Я спрыгнул на землю, схватил мешок и понесся за змеей, которая к этому времени была метрах в двух от бамбука. Было ясно: рассчитывать не на кого, ловить питона мне предстоит в одиночку. К счастью, он так целенаправленно и быстро двигался в заросли, что не обращал ни малейшего внимания на попытки за ним угнаться. Мне удалось схватить питона ровно за миг до того, как маленькая треугольная голова скрылась среди бамбуковых стеблей. Я поймал его за хвост и резко потянул. Рассвирепев от такой фамильярности, он повернулся ко мне, разинул пасть, запрокинул голову, готовясь к нападению, и нервно задергал черным языком. Правой рукой я схватил мешок и, словно рыбак — невод, забросил его к голове змея. «Оп-па!» — воскликнул стоявший за камерой Чарльз. Я бросился к мешку и цепко схватил змею за шкирку. Другой рукой, памятуя об инструкции, я уцепился за хвост. Рептилия билась, извивалась, пыталась свернуться в кольцо, а я торжествовал. По виду она была метра три с половиной длиной и такая увесистая, что мне удалось поднять лишь ее голову и хвост; тело, изогнувшись, по-прежнему лежало на земле. В ту минуту, когда я c видом победителя держал питона, юноша догадался, что пора прийти на помощь. Как только он приблизился, на его яркий саронг выплеснулась из змеиных недр смердящая струя. Старик, сидя на земле, хохотал до слез. [1] Паранг — большой и тяжелый нож.
19:15
22 Янв
Состояние окружающей среды грозит большими бедами, чем COVID-19 (Правда.Ру)
Международная группа ученых бьет тревогу: нашу планету ждет "ужасное будущее массового вымирания, ухудшения здоровья и потрясений, связанных с изменением климата". Из-за невежества и бездействия человечеству угрожает вымирание. Экологи предупреждают, что мы до сих пор не осознали безотлагательность решения этой проблемы. Манифест озабоченных экологов 17 ученых из Мексики, Австралии и США, включая американского биолога, профессора Стэнфордского университета Пола Эрлиха, который наряду со своими коллегами подписал в 1992 году манифест "Предупреждение ученых мира человечеству" (World Scientists' Warning to Humanity), утверждают, что состояние Земли намного хуже, чем предполагают большинство ученых. Исследование базируется на более чем 150 исследованиях, в которых подробно рассматриваются основные проблемы окружающей среды в мире. "Масштаб угроз биосфере и всем формам жизни, включая человечество, на самом деле настолько велик, что это трудно понять даже хорошо информированным экспертам", — сказано в отчете, который опубликован в Frontiers in Conservation Science. В документе утверждается, что люди не осознают масштаб проблемы. "Большинство людей не может осознать масштабы такой потери, несмотря на постоянное разрушение ткани человеческой цивилизации".
14:00
20 Янв
Кто убил Джона Леннона? (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Бомбора» представляет книгу Лесс-Энн Джонс «Кто убил Джона Леннона? Жизнь, смерть и любовь величайшей рок-звезды XX века» (перевод Алексея Андреева). «Он почти святой. Пожалуй, в большей степени, чем любого другого исполнителя, Джона Леннона считают символом и совестью своего поколения. Но кто он?» — пишет Лесли-Энн Джонс. Новая книга известной британской журналистки посвящена одному из самых любимых и почитаемых участников ливерпульской четверки. Джон Леннон был убит 8 декабря 1980 года. Эта безвременная трагическая смерть не только стала всеобщим горем для фанатов The Beatles, но и окутала персону Леннона тайнами, сделав его практически святым. Автор этой биографии постаралась отбросить все мифологические слои и посмотреть на музыканта как на личность, как на очень талантливого, но всё же обычного человека со своими демонами и слабостями. Лесли-Энн Джонс удалось познакомиться и пообщаться с участниками группы, с их родственниками и с женщинами, окружавшими Джона Леннона, имевшими на него самое сильное влияние, в том числе и с Йоко Оно. Версий жизни и смерти звезды существует столько же, сколько и людей, их рассказывающих. Джонс уделила внимание каждой, постаралась понять, каким был настоящий Леннон и кто (или что?) на самом деле стал причиной его смерти. Предлагаем прочитать отрывок из книги.   Журнал Rolling Stone назвал альбом «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band» «лучшим альбомом всех времен». Пластинку записывали в период с декабря 1966 по апрель 1967-го, непосредственно перед «летом любви», когда сотня тысяч хиппи появились в районе Хейт-Эшбери в Сан-Франциско. Это было лето свободной любви, насилия, наркотиков и расовых волнений. Альбом стал саундтреком того лета. Концепция альбома, идея «группы внутри группы» принадлежит Полу. Это была его реакция на удушающее воздействие славы, в результате чего он решил полностью дистанцироваться от сумасшествия, которым раньше было пропитано всё, связанное с The Beatles. На альбоме звучит музыка разных стилей: индийская, «Motown», варьете, поп, рок и даже классика. В тот год вышли очень сильные пластинки: первый одноименный альбом группы The Doors, «Are You Experienced» Джими Хендрикса, «The Velvet Underground and Nico», а также «Their Satanic Majesties Request» от The Rolling Stones. Более половины песен на «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band» написано Полом, который во время записи альбома взял на себя роль руководителя, оставленную Джоном. Впрочем, вклад Джона в альбом был тоже весьма значительным. На создание композиции «Being for the Benefit of Mr. Kite!» Джона подтолкнула найденная в антикварном магазине в Кенте цирковая афиша викторианской эпохи. Потом Джон назвал эту песню одной из своих любимых (или, может, он шутил, потому что до этого отзывался о песне не самым лестным образом). Джон также написал эпохальную «Lucy in the Sky with Diamonds» после того, как его сын Джулиан принес из школы сделанный им в стиле «Алисы в Стране чудес» рисунок. Ну и, конечно, монументальную композицию «A Day in the Life». Почему на альбоме нет песен «Strawberry Fields Forever» и «Penny Lane», записанных для этой пластинки? Потому что EMI нужен был отдельный сингл на сорокопятке. В результате EMI получила не один сингл, а два хита на одной маленькой пластинке. The Beatles придерживались правила не включать в альбомы песни, выпущенные ранее в виде синглов. Позднее Джордж Мартин назвал отсутствие этих песен на альбоме своим «самым большим сожалением». — Возможно, молодому поколению будет сложно понять, какое феноменальное значение имел выпущенный в то лето альбом «Sgt. Pepper», — считает бывший управленец CBS и Sony Music Джонатан Мурриш, который позднее стал публицистом Майкла Джексона и директором по коммуникациям в PPL 9. — С музыкальной точки зрения это совершенно выдающееся произведение, хотя альбом не самый популярный из всех пластинок группы. Мне кажется, это их важнейший альбом. Первый, сделанный после того, как они перестали гастролировать, у них не было необходимости быстро «слепить» пластинку, чтобы увеличить продажу билетов на предстоящие концерты. Этим альбомом битлы как бы сказали: «Мы не собираемся торопиться, будем писаться в студии. Мы собираемся делать настоящее искусство, потому что мы — настоящие творцы». В то время лейблы не тратили кучу денег на запись альбомов. После выхода этой пластинки концепция альбома стала важнее сингла. В этом смысле они полностью изменили подход и восприятие альбома. Он очень красиво оформлен, включая внутренний разворот, и был практически первым альбомом, в котором были напечатаны слова, благодаря чему можно легко и быстро выучить песни. В альбоме было сложно выделить отдельные хиты. На виниле не было видно линий разделения между песнями. Надо было просто сесть и прослушать весь альбом от начала до конца. Как пластинку классической музыки. Так они изменили восприятие альбома и заявили, что поп и рок — это искусство. The Beatles писали песни на совершенно разные темы, в том числе и на тему расширения сознания с помощью допингов. Пол в то время тоже начал экспериментировать с наркотиками. Битлы предложили своим поклонникам совершить путешествие во времени, писали о своем детстве в Ливерпуле, о своих страхах и мечтах. Это был философский альбом. Битлы сделали то, что до них никто не делал. Можно сказать, что этот альбом — это памятник изменению всей музыкальной индустрии. — Поп-музыка обрела новое значение, — говорил Джонатан. — Поп-музыка встала на один уровень с классикой. Публициста Кита Олтхэма альбом расстроил. — «Sgt. Pepper» стал концом The Beatles, — говорил он. — Они перестали быть битлами. Это была уже их собственная пластинка «Pet Sounds». Альбом очень не похож на ту четверку, которую мы знали и любили. — Мне кажется, — говорил музыкальный журналист и автор книг Патрик Хамфриз, — что Йоко удалось убедить Джона в том, что всё, что он делает, — это искусство, и это имело серьезные последствия. Она отвлекла его от его прямой работы. Несмотря на то, что после смерти Брайана Эпстайна битлы начали много ругаться, они всё равно оставались группой. Джордж и Ринго были готовы подчиняться Джону или Полу. Но появилась Йоко, и Джон охладел. После Йоко все пластинки битлов «вытягивал» Пол, и пластинки получились прекрасными. Я перечислю по пунктам. 1. Весь альбом «Sgt. Pepper» был концепцией Пола. 2. «Magical Mystery Tour» — тоже его концепция. Получился плохой фильм, но на пластинке были отличные треки: «Magical Mystery Tour», «The Fool on the Hill», «I am the Walrus», «Hello, Goodbye». 3. «Abbey Road»: снова Пол, который настоял, чтобы битлы начали делать пластинки, как делали их раньше. Джону очень не нравилась композиция «Maxwell’s Silver Hammer», но сам он под влиянием Йоко написал только «I Want You (She’s so Heavy)». 4. «Let It Be»: Пол считал, что надо снова начинать выступать, только не под «зонтиком» группы The Beatles, а под новым названием, Ricky and the Red Streaks. Но из этой затеи ничего не вышло. Йоко настроила Джона на то, что ему не нужна группа. Кит согласен с этими соображениями. — Джону очень не повезло с Йоко, — утверждает он. — Она, конечно, неплохо соображала в бизнесе и хотела стать богатой и знаменитой. Появление Йоко очень «напрягло» трех членов группы, как бы они потом ни пытались уходить от этого вопроса и не говорить откровенно на эту тему. Я видел, как всё это происходило. Джон полностью потерял интерес к The Beatles. Как только появилась Йоко, он тут же дистанцировался. Я понимаю, что он устал быть подростковым идолом и ему не нравилось то, что их перестали уважать как концертную группу. От этого он стал еще менее стабильным, чем был раньше. Он вообще в своей жизни так никогда и не нашел покоя, в том числе и с Йоко. Она оказала на него плохое влияние. Она манипулировала им и контролировала его. На фотографиях она очень странно выглядит, как настоящая ведьма. А в жизни Йоко была привлекательной: большая грудь, чудесные волосы, красивые глаза, идеальная кожа. Пресса к ней очень плохо относилась, и я не считаю, что это правильно. Можно всё что угодно говорить про Йоко, но Джон ее очень любил. Джон позволил ей на себя плохо повлиять. Он не был глупым. Он был мачо и считал, что женщина должна быть дома у плиты. Но Йоко оказалась совсем другой и не вписывалась в эти рамки. У нее была своя насыщенная жизнь. И если она и развалила The Beatles, то, поверьте, это далеко не самое страшное, что она сделала в своей жизни. Она подсадила Джона на героин. Зачем это было нужно? Может, тогда к нему по-другому относились, типа это какая-то артистическая блажь, но Джону от наркотиков лучше не стало. Он и без этого был достаточно параноидальным человеком. Патрик Хамфриз считает, что Джон был «хорошим, возможно, самым лучшим рокером. Он не был художником в широком смысле слова. Когда группа переживала тяжелые времена, и на "White Album" (написанном большей частью в Ришикеше) он был на высоте. Йоко сгладила его резкие черты, превратила его в более спокойного человека». — Совершенно очевидно, что Джон был лидером The Quarry Men и The Beatles. Он умел говорить, был ироничным, но оставался слишком большим циником и не умел концентрироваться. Можно сказать, что с 1957 по 1965 год он был лидером группы. Но с 1965-го The Beatles стали группой Пола, и в это время были созданы их лучшие композиции.
09:00
20 Янв
Палеонаучные итоги 2020 года. Быстрорастущие тираннозавры (ПОЛИТ.РУ)
Еще одной громкой палеоновостью ушедшего года стало измерение скорости роста у различных хищных теропод (статья «Osteohistological analyses reveal diverse strategies of theropod dinosaur body-size evolution»  опубликована в журнале Proceedings of the Royal Society B). Что вполне предсказуемо, стратегии роста у динохищников оказались весьма различны, при этом последнюю стратегию самого скоростного роста воплотил в жизнь, видимо, главный хищный динозавр всех времен и народов — тираннозавр (и его родичи). С одной стороны, и ранее было понятно, что тираннозавры, как на самом деле и многие другие динозавры, довольно быстро набирали размер и, несмотря на внушительные габариты, росли не так уж долго, а продолжительность их жизни была невелика, но всё познается в сравнении. Теперь мы можем сравнить самых медленно- и самых быстрорастущих хищников мезозоя. Среди последних, как уже сказано, лидирует тираннозавр. Казалось бы, ну растет быстро — чего тут такого? Но для скоростного роста требуется и скоростное питание: медленно ешь — медленно растешь, а если добычу приходится с самых ранних лет добывать самостоятельно, то и жить приходится частенько впроголодь. Быстрый рост — возможный признак, указывающий на то, что у тираннозавров могла быть сравнительно развита родительская забота. Конечно, насколько вообще может быть развита забота о потомстве у сухопутного существа, это самое потомство в момент его появления на свет превосходящего в сотни и даже тысячи раз (причем к телу родителя это потомство никак не крепится, в отличие от сумчатых млекопитающих, скажем). Уточню: это ни в коем случае не доказательство, но всё же дополнительный аргумент в пользу сравнительно развитой заботы. Но и это не единственное, на что скоростной рост может указывать… Быстрый рост означает и быстрый метаболизм, а быстрый метаболизм должен же быть чем-то обусловлен. Оговорюсь: что метаболизм у тираннозаврид и вообще тираннозавроидов был весьма хорош, было понятно и раньше. Создавшие в результате своей долгой эволюции хищника типа «челюсти на ножках», изначально они (судя по строению задних конечностей) были именно быстрыми стремительными хищниками-преследователями, а быстрота требует и соответствующего метаболизма. Тем не менее, опять же, в дополнение к уже имеющимся фактам у нас есть новое подтверждение тому, что энергообмен в организмах тираннозавров был весьма интенсивен. У птиц их стремительный метаболизм связан, в частности, с их уникальным строением легких, в которых «подача» свежего воздуха идет непрерывно. Двигаться в направлении создания дыхательной системы «птичьего типа» архозавры и даже вообще существа с рептильным строением начали довольно рано: прокачивать воздух непрерывно, птичьим способом, умеют не только крокодилы, но и вараны. Разумно предположить, что динозавры продвинулись по этому пути гораздо дальше, чем их более примитивные родичи. Но важный момент: как бы далеко они ни продвинулись, в большинстве своем мезозойские динозавры и архозавры прошли этот путь не до конца. Легкие птиц неподвижны, чтобы они заработали «как надо» до того, как птенец проклюнулся из яйца, они должны быть «подсушены» — в них не должно остаться влаги (иначе птенец попросту задохнется). Для того чтобы получить легкие птичьего типа, необходимо также обзавестись и соответствующими яйцами. Яйца лепидозавров не столько отдают влагу, сколько впитывают ее из окружающей среды. Конечно, даже без окончательного перехода к птичьему типу дыхания можно получить достаточно развитый метаболизм: несомненно, у птерозавров он был весьма быстрым (иначе бы они не смогли освоить машущий полет), хотя яйца их и не имели столь мощного известкового слоя, как у птиц, но птицы здесь все-таки являют предел доступного совершенства в устройстве дыхательной системы. Как стало понятно в прошлом году, яйцами, похожими на птичьи, динозавры обзаводились неоднократно в разных линиях эволюции (об этом я уже упоминал в предыдущей статье ). И тут важно заметить, что одним из стимулов к созданию «птичьего» типа яйца может быть именно интенсификация заботы о потомстве и ускорение роста. Толстая известковая скорлупа позволяет производить более крупные, хорошо сохраняющие свою форму, в отличие от кожистых — рептильных, яйца (именно поэтому находка огромного кожистого яйца, о которой говорилось в прошлой статье, и кажется столь странной). Больше яйцо — больше потомок, меньше срок его роста (при прочих равных) и меньше срок заботы о нем. Да и вообще, при заметной разнице размеров между родителем и потомком любое их сокращение — принципиально важный момент. Так что интенсивность заботы может говорить о том, что тираннозавры вплотную приблизились к птичьему типу дыхания, а возможно, даже освоили его. Последнее предполагает, возможно, и переход от зарывания яиц в почву к насиживанию: родитель заинтересован не в поддержании влажности вокруг яйца, а в его подсушивании и интенсивном обогреве (а если у вас хороший метаболизм, вам, несомненно, есть чем потомство согреть). Хотя, при случае, в некоторых эволюционных линиях и сегодня птицы иногда от высиживания отказываются. И да, сама по себе твердая скорлупа помогает в переходе к насиживанию, так как (при небольшой разнице в размерах между родителем и яйцом) позволяет яйцу выдерживать родительский вес. Уточню: тираннозавры (как и вообще крупные динозавры), конечно, наседками не были, тут никаких сомнений, разница в размерах слишком велика. С другой же стороны, питоны, имеющие вполне кожистые яйца, их все-таки высиживают (вернее, вылеживают). Речь только о тенденциях, но эти тенденции интересны. Однако и хорошо устроенных яиц, и родительской заботы еще недостаточно для того, чтобы механизм птичьего дыхания заработал: у птиц для перекачивания воздуха в воздушных мешках служит киль, птерозавры в тех же целях использовали, видимо, гастралии (брюшные ребра) и соединенную с ними кость таза — препубис. У тираннозавров киля не было, а вот что-то подобное птерозавровому механизму они все-таки могли «разработать». Уже отмечалось, что гастралии тираннозавров (и их родичей) отличаются от гастралий других динозавров, кроме того, характерный лобковый башмак тираннозавров достигал довольно внушительных размеров. Возможно, он образовывал с гастралиями систему, похожую на ту, что гастралии и препубис могли образовывать у птерозавров и использовать также для перекачивания воздуха через легкие и воздухоносные мешки. Всё сказанное, конечно, — только мои фантазии, игра воображения, но исследование прошлого года дает этому некоторую почву.
14:00
19 Янв
Хочу — Mогу — Надо (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Бомбора» представляет книгу психолога Марины Мелии  «Хочу — Mогу — Надо. Узнай себя и действуй!» . В жизни каждого бывают моменты, когда мы оказываемся на перепутье. Значит, пришло время остановиться, подумать о себе, своих желаниях, своем будущем и привести жизнь в соответствие с собственными устремлениями и мечтами. Автор предлагает действенные инструменты саморазвития, проверенные и отшлифованные десятилетиями практической работы. Они представляют собой уникальный авторский метод, которым можно пользоваться без помощи психолога-консультанта. Метод «хочу — могу — надо» помогает найти свою дорогу в жизни, быть верным себе в любой ситуации, опираться на свои сильные стороны и не бояться действовать с «непредрешенным результатом». В предлагаемом отрывке из главы «Что мешает нам сделать выбор?» разбираются причины, по которым человек испытывает затруднения в момент принятия решений.   Эйфория возможностей Время от времени жизнь приводит нас на «развилки» и «развязки», на «перекрестки судьбы», где сходятся несколько дорог, а значит, вариантов и возможностей, и мы, как былинные богатыри, должны сделать важный выбор: налево пойдешь — деньги найдешь, направо — славу обретешь, прямо — доброе имя снискать сумеешь… Определить, чего мы хотим или что для нас лучше, совсем непросто. И чем старше мы становимся, тем сложнее дается решение — мы боимся совершить ошибку и что-то упустить. Юности, напротив, свойственна «эйфория возможностей». Пока не выбран вуз, мы представляем себя и юристами, и журналистами, и врачами. Пока не выбрана работа, мы купаемся в океане вакансий и не торопимся причалить к берегу. Пребывать в состоянии эйфории приятно, ведь как только выбор будет сделан, из всего многообразия вариантов останется один, а все остальные окажутся недоступны. Упустить их жалко, поэтому мы всячески затягиваем процесс, до последнего наслаждаясь открытыми возможностями. Пример из жизни. Бизнесмен выбирал, за какой проект ему взяться. Первый был связан с реконструкцией памятника культуры, а это статус, имя, известность. Второй — чисто коммерческий — сулил приличную прибыль. Бизнесмен рассуждал так: «Выберу первый — лишусь возможности заработать, а мне сейчас позарез нужны деньги. Выберу второй — упущу шанс прославиться и войти в историю, связав свое имя с уникальным культурным объектом, а ведь я давно об этом мечтал». Пока он думал — заработать или прославиться? — оба проекта подхватили другие. Когда мы пребываем в эйфории возможностей и медлим с принятием решения, нам кажется, что ситуация стабильна, что у нас «всё схвачено» и есть масса альтернатив. Но на самом деле время уходит, картина меняется, казавшиеся еще вчера такими яркими перспективы постепенно тускнеют. А мы продолжаем сравнивать условия, подсчитываем возможные дивиденды и всё затягиваем с ответом, не замечая, что пора уже рассматривать совсем другие варианты. В плену принятого решения Иногда от решительного шага нас удерживает не только страх упустить ту или иную возможность: нам бывает жаль собственных «инвестиций» — сил, времени, денег. Мы не готовы признать, что ошиблись, сработали вхолостую. Даже когда мы видим, что шли по ложному пути, что пора пересмотреть ситуацию и развернуться на 180 градусов, мы всё равно гнем свою линию и продолжаем действовать по инерции, ведь наши усилия непременно должны окупиться. Скажем, мы решили съездить в горы — покататься на лыжах. Выбрали курорт, забронировали отель, купили ски-пассы, взяли напрокат лыжи и ботинки — и вот мы на месте. Но из-за сильных снегопадов подъемники не работают, погода пасмурная, с гостиницей тоже не повезло — в номерах холодно и неуютно, еда ужасная… Мы мечтаем вернуться домой, но что-то нас останавливает. Что? Во-первых, сожаление о потраченных деньгах и желание во что бы то ни стало их «отработать»: оплатили отдых — значит, надо отдыхать. Страдать за собственные деньги — типичное для многих «развлечение»: пусть нам всё не нравится, однако мы продолжаем сидеть на месте, не решаясь что-либо предпринять. Во-вторых, уехать домой — значит признать, что решение изначально было неверным: мы выбрали не то место, не то время, не ту турфирму, в одном ошиблись, другое не просчитали, третье не учли. Но мы хотим выглядеть последовательными, не уронить свою самооценку и потому продолжаем делать вид, что всё идет как надо. А в результате становимся заложниками принятых ранее решений. При этом мы постоянно думаем о том, как можно было бы по-другому использовать время и потратить средства, но все эти рассуждения совершенно бесполезны, ведь наши расходы уже принадлежат прошлому. Не проще ли зафиксировать убытки и всё начать заново? Конечно, ситуации складываются по-разному, и на наше «решение не принимать решений» могут повлиять определенные обстоятельства: например, в этой же гостинице живут наши друзья, и ради общения с ними и возможности провести время в хорошей компании мы готовы терпеть непогоду и неудобства. Это еще один «якорь», который удерживает нас на месте и хоть в какой-то степени оправдывает наше бездействие и нерешительность. Из двух зол Иногда мы оказываемся перед суперсложной дилеммой, когда из двух однозначно плохих вариантов нужно выбрать один. У человека, попавшего в такую ситуацию, способность принимать решения блокируется под влиянием негативных эмоций. Мы смотрим в одну сторону — плохо, смотрим в другую — еще хуже. Не найдя подходящего варианта, мы начинаем игнорировать саму ситуацию выбора — отстраняемся, опускаем руки. Возникающее ощущение безысходности мешает посмотреть на происходящее под иным углом зрения — и, возможно, увидеть еще одно, третье решение, какую-то более позитивную, хотя и дальнюю перспективу. Но что делать, если ситуация действительно тяжелая и действовать нужно не откладывая, что называется «здесь и сейчас»? Стоит отнестись к этому максимально спокойно, понять, что, пока жизнь продолжается, окончательного решения быть не может, что это не «мертвая точка», на которой мы вынуждены остановиться. Просто в данный момент нам приходится выбирать между плохим и очень плохим. Главное — найти в себе силы сделать этот выбор и жить дальше. Скажем, за окном очередной кризис, и наша компания сокращает персонал. Нам предлагают два варианта — либо добровольно перейти на полставки и продолжать гарантированно работать, либо ждать, когда мы попадем под сокращение. Есть ли третий вариант? Есть — искать новую работу, но в кризис это дело почти безнадежное. Что мы выберем? Скорее всего, согласимся на полставки. Это лучше, чем прятать голову в песок, бесконечно колебаться и ждать, когда жизнь сама выберет за нас. Негативный опыт Зачастую, прежде чем сделать важный шаг, мы возвращаемся к нашему прошлому опыту — как правило, негативному. Вспоминаем, как когда-то в аналогичной ситуации не предусмотрели нежелательных последствий. Оценивая прошлое с сегодняшних позиций, мы видим, почему это произошло и к чему привело, понимаем, что упустили и что нам следует учесть. Этот груз ошибок, безусловно, давит на нас — ведь с детства нам твердили, что на ошибках учатся. Значит, следующее решение обязательно должно быть правильным. Во всяком случае, повторять старые ошибки мы уж точно не имеем права. Но вот тут и начинаются терзания и сомнения: «А вдруг я опять чего-то не учту и мое решение снова окажется неверным? Получается, я не извлек урока из прошлого опыта?» Страх наступить на те же грабли мешает нам сделать выбор, тянет назад, заставляет прокручивать в голове возможные варианты развития событий: «Если бы да кабы…» Бояться последствий вполне естественно — это очень по-человечески, ведь никто не может знать наверняка, как всё сложится, предусмотреть всё невозможно. В нашей жизни всегда будут решения, которые по прошествии времени мы оценим как не слишком удачные или даже ошибочные. Но, к сожалению, мы зачастую проецируем старые проблемы на новый опыт в масштабе 1:1, не замечая, что и ситуация уже совсем другая, и участники не те. Например, на предыдущем месте работы мы завалили проект и теперь, когда нам предлагают возглавить новое направление, не хотим брать на себя ответственность: «Не дай бог опять провал». Но если вчера мы потерпели фиаско, это вовсе не значит, что и сегодня не справимся. Конечно, надо учитывать свои ошибки, но они не должны нас парализовать на этапе принятия новых важных решений. Сиюминутная выгода Часто мы сами блокируем принятие решения, стремясь сохранить психологический комфорт (например, пытаемся избежать неприятного разговора). Мы хотим, чтобы нам было спокойно сейчас, в это время и в этом месте, и не думаем о том, как это отразится на нашем будущем. А иногда мы слишком заботимся о том, как будем выглядеть в глазах окружающих, хотим нравиться близким, друзьям, тем, кого мы уважаем, кто для нас значим, боимся показаться безвольными или, наоборот, слишком жесткими и не оправдать чьих-то ожиданий. Мы попадаем в зависимость от чужого мнения и в результате делаем то, что выгодно кому-то, но не нам. Зато расхлебывать последствия этого, по сути, чужого решения придется именно нам и никому другому. В ситуации выбора всегда важно учитывать временн
08:32
19 Янв
Археологи раскрыли состав курительных смесей древних майя (Правда.Ру)
Учёным из США в процессе исследования удалось определить состав курительных смесей древних майя. Научную работу они опубликовали в издании Scientific Reports. Известно, что для того, чтобы вступить в контакт со сверхъестественными силами шаманы индейцев Мезоамерики употребляли психоактивные вещества. По мнению специалистов, смеси из трав и растений они хранили в специальных сосудах. Доступ к ним был ограничен.
06:00
18 Янв
Турецкие археологи нашли могилу сельджукского султана Кылыч-Арслана I (ПОЛИТ.РУ)
В провинции Диякбакыр на востоке Турции археологи из Универстета Дикле нашли могилу султана Кылыч-Арслана I (1079–1107) и его дочери. Кылыч-Арслан был вторым по счету правителем Конийского султаната — государства, возникшего в Малой Азии на территориях, отвоеванных турками-сельджуками у Византии. Его столицей был сначала город Никея, а затем Конья. Отец Кылыч-Арслана, Сулейман ибн Кутулмыш, основал независимое государство в Анатолии, отделившись от Великой империи сельджуков в 1077 году. Сам Кылыч-Арслан, чьи имена означают «Меч» и «Лев», на протяжении всей жизни вел войны с соседями, а в 1096 году столкнулся с первой волной крестоносцев. Сначала противник был несерьезным для закаленного в боях сельджукского войска. Участниками «похода бедноты», пришедшими в Анатолию во главе с харизматичным проповедником Петром Пустынником, были, в основном, крестьяне, не имевшие боевого опыта и плохо вооруженные. 21 октября 1096 года в битве у Циветота армия Кылыч-Арслана разгромила их, не встретив особого сопротивления. Считается, что в этот день погибли более двадцати тысяч человек, а более трех тысяч были взяты в плен и проданы в рабство. В дальнейшем противники стали более опасными. В апреле 1097 года армии крестоносцев под предводительством Готфрида Бульонского, Боэмунда Тарентского, его племянника Танкреда, Роберта Нормандского, Роберта Фландрского и Раймунда Тулузского осадили Никею. Кылыч-Арслан попытался снять осаду, но его армия была разбита. Никея продержалась более месяца и была взята при помощи византийцев. Семья султана попала в плен и была отправлена в Константинополь, но затем отпущена без выкупа. Кылыч-Арслану пришлось перенести свою столицу в Конью. Позже Готфрид Бульонский и его союзники нанесли Кылыч-Арслану еще несколько поражений, продвигаясь по Анатолийскому нагорью. Султан смог разгромить только отдельную армию, которую вел Свен Крестоносец, сын датского короля. Успех сопутствовал Кылыч-Арслану позже, во время крестового похода 1101 года, вошедшего в историю как «Арьергардный крестовый поход». Сельджуки под его предводительством разгромили одну за другой три армии крестоносцев. После этих событий крестоносцы даже не пытались в дальнейшем держать путь в Святую землю через Малую Азию. Остаток жизни Кылыч-Арслан провел, сражаясь с соседями и своими непокорными вассалами, и значительно расширил свою державу на востоке. В 1107 году он утонул во время переправы через реку Хабур. Поиск гробницы Кылыч-Арслана турецкие ученые начали с анализа документов. Они убедились, что захоронение должно находиться на территории современного парка Орта-Чешме в городе Диярбакыр. Затем они приступили к раскопкам на участке площадью около 35 квадратных метров и через девять дней нашли могилу султана. Ректор Университета Диджле Мехмет Каракоч говорит, что обнаружение гробницы — очень важное событие для истории этого региона: «Оно откроет новый взгляд на события с точки зрения истории Диярбакыра».
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы