Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

23 ноября 2020, понедельник 21:36

№ 16625451

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
04:35
21 Ноя
Павел Дуров назвал iPhone 12 Pro «корявой железякой». Эксперты с ним не согласны (news.rambler.ru)
Свою характеристику последней модели iPhone 12 Pro Павел Дуров в небольшой пост в Telegram.
15:43
19 Ноя
Стрельбы российских «Торнадо» показали из эпицентра (Lenta.ru)
Пуски реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Торнадо» показали из эпицентра. Соответствующий ролик на YouTube опубликовала «Звезда». «Зрелищные маневры курсантов Михайловской военной артиллерийской академии проходили в Ленинградской области на полигоне Лужский», — говорится в подписи к видео.
19:46
18 Ноя
ВМС США показали заатмосферный перехват МБР противоракетой Aegis (Lenta.ru)
Эсминец John Finn типа Arleigh Burke Военно-морских сил (ВМС) успешно сбил над Тихим океаном при помощи противоракеты RIM-161 Standard Missile 3 (SM-3) Block IIA имитатор ядерной боеголовки межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Соответствующее видео военные показали на YouTube.
14:00
18 Ноя
Конституция 1936 года и массовая политическая культура сталинизма (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу историка Ольги Великановой «Конституция 1936 года и массовая политическая культура сталинизма» . Зачем Сталину на пике его диктатуры понадобилось вводить новую демократическую конституцию? Зачем столько мобилизационных усилий было затрачено на ее всенародное обсуждение в течение шести месяцев? Наконец, почему принятие конституции в декабре 1936 года неожиданно обернулось поворотом к массовым репрессиям 1937–1938 годов? Книга историка Ольги Великановой освещает как политические условия введения демократических свобод сверху, так и реакции людей на обещанный шаг к социальному примирению, либерализму и инклюзивной выборной реформе. Автор подробно анализирует общественное мнение во время обсуждения основного закона, подкрепляя свои новаторские выводы о советской политической культуре 1930-х годов свидетельствами из дневников, частных писем, мемуаров, а также материалами зарубежных разведок. Донесения парткомов и НКВД с мест о противоречивых откликах на конституцию, предупреждения о многочисленных врагах, широкое недовольство, выплеснувшееся в дискуссии, могли, как утверждает автор, изменить представления Сталина о советизации общества и подвинуть его к повороту: окончательной чистке страны от «антисоветских элементов». Ольга Великанова — профессор русской истории в Университете Северного Техаса (США), автор пяти монографий об общественном мнении в СССР. Предлагаем прочитать фрагмент из главы, посвященной подготовке Сталиным конституционной реформы.   Цели всенародного обсуждения конституции В сентябре 1935 года в письме Молотову Сталин предложил ввести референдум. Насчет конституции я думаю, что ее ни в коем случае не следует смешивать с парт. программой. В ней должно быть то, что уже достигнуто . В программе же кроме того — и то, чего добиваемся. …Конституция должна состоять из (приблизительно) семи разделов… 6. права и обязанности граждан (гражданские свободы, свобода союзов и обществ, церковь и т. п.) 7. Избирательная система. <…> Я думаю, что нужно ввести референдум [1] . Формулировка последнего пункта подразумевала введение референдума как общей практики, а не как отдельного референдума по конституции. Это предложение было реализовано в статье 49: «Президиум ЦИК проводит опрос населения (референдум) (так в оригинале, — О. В.) по собственной инициативе или по требованию одной из союзных республик». В статье используется термин «опрос», который не обязательно подразумевает голосование, в отличие от определения референдума в оксфордском словаре: «всеобщее голосование электората по одному политическому вопросу». Обсуждение конституции 1936 года не предполагало голосования, и первый всесоюзный референдум состоялся в СССР только в марте 1991 года. Тем не менее такие кампании народного обсуждения без голосования имели место и ранее, например, в 1927 году, когда «Крестьянская газета» пригласила своих читателей оценить на «Всесоюзном форуме» результаты строительства социализма [2] , и в 1936 году, когда обсуждался закон об абортах. Почему так много усилий было направлено на мобилизацию общественного мнения вокруг конституции? Официальный дискурс и советская историография провозгласили целями дискуссии «развитие советской демократии, коммунистическое воспитание масс и политическое участие для борьбы со всеми недостатками и неэффективной бюрократией». Всеобщее участие в государственном управлении рассматривалось как черта коммунизма, согласно «Азбуке коммунизма» Н. Бухарина и Е. Преображенского (1920). Современная историография переводит это на язык социальных наук и концептуализирует цели дальше: от формирования общественного мнения, социализации и просвещения до стратегии мобилизации для привития сталинских ценностей в обществе [3] . 1. Одной из целей кампании был мониторинг общественных настроений [4] . Власти всегда прикладывали немало усилий для отслеживания общественного мнения: с 1918 года они получали регулярные отчеты о политических настроениях от органов безопасности, партийных организаций, комсомола и военных, а также меморандумы о вскрытой частной корреспонденции. Многочисленные рекомендации и комментарии в ходе кампании тщательно собирались и регистрировались, но не для включения в законодательство или реализации на практике: только 20 рекомендаций нашли свое отражение в конституции, а тысячи других были оставлены без внимания (см. главу 12). Целью данного мониторинга был тест на советскость (см. п. 3 ниже). 2. Наиболее очевидной функцией обсуждения конституции было просвещение и внушение миллионам людей, загнанным в актовые залы и «красные уголки», советской идеологии. Образование было краеугольным камнем парадигмы Просвещения и ее последователей — большевиков. Они твердо верили в то, что просвещение и пропаганда способны изменить человеческую психику. Молодое поколение, не имевшее личного опыта капитализма, получило образование в новом духе в советских школах и армии. Но старшее поколение с их дореволюционными ценностями требовалось перевоспитать в системе политического образования — на занятиях в кружках, где конституция «изучалась» в несколько туров, и через газеты с их нормативным дискурсом. Именно через эти наставления и установки предполагалось формировать новые ценности и чувство политической общности как атрибут Нового Человека и гармоничного общества. Эти публичные мероприятия, проводимые партией, работниками культуры и пропаганды, структурировали восприятие нового закона и, соответственно, комментарии. 3. По умолчанию общенародная дискуссия представляла собой новый способ легитимации власти посредством призывов к прямому выражению воли народа и, в конечном счете, к принципу народного суверенитета. Легитимность — это консенсус, достигнутый в отношениях между обществом и политической властью, при котором признается право последней на управление [5] . Как фундаментальная черта политического режима легитимность имеет как минимум два основных компонента: с одной стороны, восприятие государственного порядка как приемлемого для большей части общества и, с другой стороны, уверенность правящей элиты в своем праве на осуществление власти. После социальных потрясений первого пятилетнего плана крайне важно было восстановить равновесие в отношениях между обществом и властью. Когда Сталин остановил массовые репрессии в 1933 году, он выразил озабоченность по поводу престижа власти: «Метод массовых и беспорядочных арестов… в условиях новой обстановки дает лишь минусы, роняющие авторитет советской власти» [6] . Впрочем, диктатор забыл про престиж, например, во времена Большого террора, когда другие приоритеты циничной realpolitik перевесили. В 1937–1938 годах поток арестов привел к тому, что власть потеряла легитимность в глазах значительной части населения. Любая политическая система пытается проецировать силу и стабильность для завоевания поддержки населения. Интервью Гарвардского проекта 1950-х годов подтвердили, что имидж сильного режима, сильной армии и ясной международной миссии сыграл важную роль в обеспечении лояльности молодого поколения среди респондентов и сдерживании нелояльности старшего [7] . В 1936 году конституция упрочила легитимность советской системы в глазах как иностранных наблюдателей, так и собственных граждан, хотя это было краткосрочным и не всеобщим явлением [8] . В главах 9 и 11 мы увидим, что многие граждане с самого начала не верили в прелести нового закона. Остальные поняли некоторое время спустя, что конституция не работает на практике — ее правовые термины фактически маскируют антиправовой, диктаторский режим. Что касается советского правительства, то его постоянной заботой было восстановление и подтверждение легитимности. Для правительства, созданного в результате государственного переворота, которое затем разогнало Учредительное собрание и спровоцировало гражданскую войну, это была нелегкая задача, особенно в условиях, когда главное обещание большевиков обеспечить «улучшение жизни» не было выполнено. Согласно Максу Веберу, из трех типов легитимности — традиционного, харизматичного и правового — харизматичный или революционный, по определению нестабильный, заставляет власть постоянно подтверждать свое право на управление через постоянные победы и частые обращения к культу харизматического лидера. Неуверенность в поддержке снизу порождала спорадические паники среди партийной элиты, как например, в дни болезни и смерти Ленина в 1923–1924 годах, так и во время военной тревоги 1927 года [9] , и в целом определяла склонность к государственному насилию. Хотя легитимность режима имеет тенденцию к росту по мере его долголетия, [10] особенно в глазах молодого поколения, неуверенность советских правителей в общественной поддержке привела к повторяющимся мобилизационным кампаниям и, в конечном итоге, к репрессиям для запугивания и уничтожения сомневающихся. Хорошо документированный страх перед интервенцией, «пятой колонной» и заговорами ясно говорят о постоянном беспокойстве в Кремле. Самоощущение изолированности от общества подталкивало партию к постоянному поиску доказательств общественной поддержки и постановке политических спектаклей посредством массовых демонстраций, фестивалей и кампаний. Подозревая отсутствие подлинной лояльности со стороны большинства населения и ища легитимации, партия не знала иных средств управления, кроме мобилизации и запугивания. Некоторую связь между вспышками страха внешней угрозы и волнами внутренних репрессий историки интерпретируют как отражение ощущения уязвимости советской власти [11] . Стремясь упрочить свои позиции, государство пыталось дополнить революционный режим легитимности правовым или бюрократическим типом (в категоризации Вебера) и представляло общенациональное обсуждение как прямое осуществление народовластия. Сам факт участия населения в дискуссии дал бы правительству законный мандат управлять страной. Писатель Михаил Пришвин выразил это следующим образом: «Вот почему я верил в конституцию и почему так часто стали говорить все народ и народ. Теперь придется опираться на народ». В своем дневнике за 4 декабря, день принятия конституции, Пришвин объяснил цель кампании по обсуждению в религиозных образах: Становясь… на правительственную точку зрения, конечно понимаешь, что там вполне искренне говорят и ждут настоящей «осанны», т. е. выражения подлинных народных чувств, и тогда уже после уверенности в настоящей осанне [можно будет] сказать «ныне отпущаеши»: говорите, пишите как хотите, ваша воля. Такая блаженная мечта: — Осанна! — вопит народ. — Ныне отпущаеши! — отвечает правительство [12] . По смыслу восклицание «Осанна» уместно, когда большое дело завершено или достигнута большая цель. Пришвин имел в виду, что дискуссия была своего рода тестом на советскость, после которого свобода была бы предоставлена [13] . Обращение к массовым репрессиям в 1937 году означало, что общество не прошло тест на лояльность. 4. В ином плане общенациональная дискуссия представляла собой своего рода тренировку общества в целях подчинения политическим нормам. Речь идет о социально-политической мобилизации — важной функции сталинизма для контроля над обществом и вовлечения его в деятельность, формирующую отношения и восприятия. Это был один из современных государственных инструментов социального управления — «подталкивание и воодушевление масс, чтобы они были готовы в полной мере содействовать достижению государственных целей» [14] . Мобилизации показали свою эффективность в чрезвычайных ситуациях Первой мировой войны во всех воюющих странах. Война показала, что современные государства приобрели технологическую способность контролировать свое население на новом уровне и направлять его на достижение государственных целей с помощью новых форм массовой мобилизации, надзора, методов регистрации, полицейского регулирования и государственного насилия против отдельных групп населения. Тотальная массовая мобилизация и политическое насилие были элементами чрезвычайного режима власти Сталина в его стремлении быстро модернизировать страну и построить идеальное общество. Вот почему его политика казалась такой противоречивой — консолидирующей и репрессивной, инклюзивной для сторонников и эксклюзивной для предполагаемых врагов, кнут и пряник. [1] РГАС ПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5388. Л. 209, 210; опубликовано в: Письма И. В. Сталина В. М . Молотову. 1925–1936 гг. Сб. док. / Сост. Л. Кошелева, В. Лельчук, и др. М.: Молодая гвардия, 1996. С. 253–254. Подчеркнутое выделено Сталиным. [2] Velikanova O. Popular Perceptions of Soviet Politics in the 1920s. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2013. P. 172–175. [3] Соколов А. К. Конституция 1936 года и культурное наследие сталинского социализма // Социология истории. СПб: Алитея, 2009. C. 137–163; Getty A. State and Society under Stalin. P. 23. [4] Getty A. State and Society under Stalin. P. 23; Fitzpatrick Sh. Everyday Stalinism. New York: Oxford University Press, 1999. P. 178. [5] Медушевский А. Н. Как Сталину удалось обмануть Запад. С. 113. [6] Общество и власть. Российская провинция. Т. 2. С. 153–154; Shearer D., Khaustov V. Stalin and the Lubianka. P. 143–147. [7] Inkeles A., Bauer R. The Soviet Citizen: Daily Life in a Totalitarian Society. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1959. P. 285. [8] Solomon P. H. Soviet Criminal Justice under Stalin. P. 191–194. [9] Великанова O. Образ Ленина в массовом восприятии советских людей по архивным материалам. Lewiston, NY: Edwin Mellen, 2001. С. 51–52, 67–89. [10] По словам Роуз, в долговременных системах поддержка становится привычкой, потому что это единственное, что знают люди: Rose R., Mishler W., Munro N. Popular Support for an Undemocratic Regime. P. 16. [11] Hoffman D. L. Cultivating the Masses. P. 207; Velikanova O. The First Stalin Mass Operation (1927) // The Soviet and Post-Soviet Review. 2013. № 40 (1). P. 73, 88; Getty A. State and Society under Stalin. P. 34. [12] Пришвин обыгрывает слово «осанна» (используемое в хвалебных молитвах и небуквально переводимое как благодарное «славься!») и цитату из песни Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши с миром раба твоего» (Лука 2:29). [13] Пришвин М. Дневники, 1936–1937. Санкт-Петербург: Росток, 2010. С. 298, 382. [14] Priestland D. Stalinism and the Politics of Mobilization: Ideas, Power, and Terror in Inter-War Russia. Oxford: Oxford University Press, 2007. P. 35.
10:00
17 Ноя
iPhone 12 mini разобрали на части (Lenta.ru)
Специалисты iFixit разобрали самый маленький смартфон в актуальной линейке Apple. Энтузиасты демонтировали девайс, обратив внимание на его небольшие габариты. Они заметили уменьшенный аккумулятор — особенно, в сравнении с батареей iPhone 12. По результатам демонтажа iPhone 12 mini получил 6 баллов из десяти.
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы