Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

28 октября 2020, среда 11:07

№ 16478159

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
14:40
27 Окт
В Антарктиде на острове Кинг-Джордж появились комары (Правда.Ру)
На острове Кинг-Джордж в Антарктиде появились комары, сообщил в интервью "Интерфаксу" Александр Клепиков, руководитель Российской антарктической экспедиции. Комары обыкновенные атаковали одно из строений станции Беллинсгаузен. Специалисты установили специальные ловушки для них. Учёные намерены провести исследование. Раньше здесь никогда не было комаров, так как большая часть территории, на которой расположены исследовательские станции, покрыта ледником.
14:00
27 Окт
Французская революция (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Альпина нон-фикшн» представляет книгу Дмитрия Бовыкина и Александра Чудинова «Французская революция» . Французская революция XVIII века уникальна тем, что ее опыт востребован и актуален вот уже более двух столетий. Она — точка отсчета и матрица для всех последующих революций, участники которых равнялись на нее, подражая или пытаясь превзойти. Неудивительно, что и в наши дни историки и социологи видят в ней идеальную модель для изучения динамики революций в целом и выявления их общих закономерностей, обращаются к ее опыту вновь и вновь, пытаясь понять, как происходят и как развиваются революции. Жившие два с лишним века тому назад люди в напудренных париках и камзолах были не так далеки от нас, как это может показаться на первый взгляд… Предлагаем прочитать фрагмент книги.   Эмиграция и контрреволюция С первых же дней Революции те, кто не смог ее принять, начали покидать страну. Считается, что всего за революционное десятилетие за границу выехали около миллиона человек. Несмотря на то что революционная пропаганда неизменно изображала эмигрантов как дворян, готовых с оружием в руках сражаться за Старый порядок, или как бежавшее из страны неприсягнувшее духовенство, это было совершенно не так. Значительная часть выехавших в те годы за рубеж спасалась от экономических неурядиц и страха перед революционным насилием. Они не собирались ни с кем сражаться, а лишь пытались обеспечить себе средства к существованию. Какая-то часть отправилась за океан — в Соединенные Штаты и Канаду, но большинство разъехалось по странам Европы, включая Россию. Позднее многие из них вернутся во Францию: кто-то еще во время Революции, кто-то уже при Наполеоне, а кто-то и вовсе после Реставрации. Подавляющее большинство эмигрантов принадлежало к третьему сословию, 25 % — к духовенству и лишь 17 % — к дворянству. Правда, в их числе оказались самые знатные семьи королевства, включая принцев крови. Поначалу отъезд за рубеж не представлял каких-либо сложностей: до второй половины 1791 года во Франции еще сохранялась свобода передвижения, а преступлением выезд за границу стали считать только в 1792 году. Вместе с тем определенная часть эмигрантов всё же не просто негативно относилась к Революции, но и готова была сражаться против нее с оружием в руках. Самой большой сложностью для ее противников как внутри страны, так и за рубежом было отсутствие единого лидера. Очень быстро стало понятно, что сам Людовик XVI сопротивление революционным преобразованиям не возглавит. Во-первых, король не подходил для этого по характеру: он не был харизматической личностью, способной быстро реагировать на вызовы времени и находить нестандартные решения. Во-вторых, он старался избегать прямых конфликтов со своими подданными, предпочитая компромиссы. К этому его побуждала история Английской революции, которую Людовик XVI хорошо знал. «Я не хочу, чтобы из-за меня погиб хотя бы один человек», — сказал он в июле 1789 года. Такая позиция короля представляла для роялистов огромную проблему. Подписывая один за другим декреты Учредительного собрания, Людовик XVI за два года разрушил тот фундамент, на котором покоилась тысячелетняя французская монархия. Из короля Франции и Наварры он превратился в короля французов, причем не только по воле Бога, но и в силу принятых Учредительным собранием законов. Конституция 1791 года, признавая его особу священной и неприкосновенной, предусматривала возможность отречения короля от престола и замену наследника трона. Складывалась совершенно беспрецедентная ситуация: монарх раз за разом покорно соглашался с нарушением «нерушимых» законов французской монархии.   Граф д’Артуа, брат Людовика XVI. Гравюра Э. Тома с портрета работы А. Руссо Неудивительно, что очень быстро противники Революции начали возлагать свои надежды на других лидеров роялистского движения. В ночь на 17 июля 1789 года, всего через несколько дней после взятия Бастилии, в эмиграцию отправился младший брат короля — Шарль-Филипп, граф д’Артуа. Он имел репутацию человека поверхностного и беззаботного, не пользовался популярностью в народе и никогда особенно не интересовался политикой. Накануне Революции он поддерживал реформаторский курс Калонна, но твердо стоял на том, что всё должно ограничиться только реформой финансовой сферы. Его негативное отношение к Неккеру и нежелание согласиться с притязаниями третьего сословия в Генеральных штатах снискали ему славу консерватора и верного сторонника Старого порядка. Граф д’Артуа нашел убежище у родителей жены в Турине. Именно его двор был в 1789–1791 годах центром контрреволюции. С ним находились в постоянном контакте другие выехавшие за границу принцы крови, а роль министра здесь с 1790 года исполнял Калонн, который пользовался у графа д’Артуа большим уважением. Однако объединившимся вокруг младшего брата короля эмигрантам не хватало ни авторитета, ни средств, ни политической воли: Людовик XVI отказывался дать им какие-либо официальные полномочия и крайне скептически воспринимал их деятельность, которая навлекала подозрения революционных властей и на него самого, ухудшая его и без того непростое положение в столице. Именно здесь коренилась одна из причин того, почему ни на одном из направлений политическая деятельность графа д’Артуа и его окружения не увенчалась успехом. Роялисты предпринимали самые активные усилия, желая вернуть Людовику XVI свободу. Было составлено немало проектов того, как королевской семье покинуть Париж. Однако король выбрал другой план, закончившийся Варенном. Пытались роялисты и взбунтовать провинции. В 1790 году вспыхивали мятежи в Ниме, Монтобане, Тулузе — тех городах, где сохранялось противостояние протестантов и католиков. Бунтовал Лион и другие города в долине Роны. В Пуату, Эльзасе, Франш-Конте, Провансе — везде действовали роялистские агенты. Был разработан план по организации в декабре 1790 года всеобщего восстания с центром в Лионе, куда прибыли бы и принцы, и Людовик XVI, но король не поддержал его, сочтя слишком опасным. Когда граф д’Артуа, решив обойтись без согласия брата, собрался сам отправиться на территорию Франции, Людовик XVI обратился к королю Сардинии с просьбой не позволить принцам совершить такую ошибку и удержать их — если придется, даже силой. А после принятия Конституции 1791 года Людовик XVI и вовсе повелел всем эмигрантам вернуться на родину. Поссорившись с сардинским двором, граф д’Артуа и его окружение перебрались в Швейцарию, но и власти кантонов не захотели видеть их на своих землях. В конце концов к середине 1791 года двор младшего брата короля обосновался на территории южной Германии, в городке Кобленц, где сливаются Рейн и Мозель.   Граф Прованский, брат Людовика XVI. Гравюра с портрета работы Дж. Джонса Состоявшийся в июне 1791 года отъезд за границу второго брата Людовика XVI, графа Прованского, придал новые силы противникам Революции. Воссоединившись с младшим братом, принц поселился в замке под Кобленцем. 10 сентября 1791 года оба публично обратились к Людовику XVI с просьбой не подписывать новую конституцию, «которую отвергает его сердце, которая идет вразрез с его собственными интересами и интересами его народа, а также с обязанностями короля». 11 сентября к этому посланию присоединились другие принцы крови: принц Конде, герцог де Бурбон и герцог Энгиенский. Людовик XVI ответил столь же публично: по его словам, народ терпел лишения лишь в ожидании конституции, и ее едва ли уместно менять сразу после принятия. И сам монарх, и его братья вели при этом двойную игру. Людовик XVI стремился заверить революционеров в своей лояльности: на людях и он, и королева не раз обвиняли графа Прованского и графа д’Артуа в предательстве и самоуправстве. В то же время и король, и королева не меньше принцев мечтали о том, чтобы вмешательство иностранных держав положило конец Революции и восстановило власть французского монарха в полном объеме. Всё это происходило на первом и втором плане. Но был еще третий план. Людовик XVI опасался, что братья смогут развить за границей такую бурную деятельность, которая вызовет со стороны революционеров непредсказуемую реакцию, — что, собственно, вскоре и произошло. Братья же чувствовали себя связанными по рукам и ногам, поскольку король не объявил никого из них ни регентом, ни наместником королевства — такой титул в прошлом иногда давался одному из членов королевской семьи вместе с властью, практически равной королевской. Есть, правда, версия, согласно которой Людовик XVI всё же переправил братьям документ, наделявший их соответствующими полномочиями, но те сами не пускали его в ход, опасаясь за жизнь короля. Как бы то ни было, в глазах европейских государей братья французского короля не представляли никого, кроме самих себя, тем более что революционеры лишили графа Прованского права на потенциальное регентство, поскольку тот отказался вернуться в страну. «Армия» эмигрантов К осени 1791 года на восточной границе Франции были сформированы несколько вооруженных соединений из покинувших Францию дворян, многие из которых служили до Революции в королевской армии и имели опыт участия в боевых действиях. Из них самым известным, хотя изначально и не самым многочисленным, была так называемая армия Конде. Возглавлял ее престарелый Луи-Жозеф де Бурбон, восьмой принц Конде. Один из самых знатных аристократов страны, потомок Людовика Святого и Великого Конде, знаменитого полководца Людовика XIV, крестник короля и королевы Франции, он около с трех с половиной лет занимал должность Главного распорядителя королевского двора — одну из самых важных придворных должностей. Прославившись отвагой на полях сражений Семилетней войны, Конде лучше, чем кто бы то ни было, подходил на роль предводителя вооруженных отрядов эмигрантов. Однако его армию счесть таковой можно было лишь с очень большой натяжкой. Она не имела в достаточном количестве ни оружия, ни снаряжения и на деле не представляла собой сколько-нибудь реальной военной силы. Шатобриан впоследствии вспоминал: Армия принцев состояла из дворян, поделенных по провинциям и служивших в качестве простых солдат: дворянство возвращалось к своим истокам и к истокам монархии в то самое время, когда близился конец и этого дворянства, и этой монархии, так старик возвращается в детство. <…> Армия обычно состоит из солдат примерно одинакового возраста, одного роста и схожей силы. Наша была совсем иной, беспорядочным объединением людей зрелых, стариков и спустившихся с голубятни детей, говоривших на нормандском, бретонском, пикардийском, овернском, гасконском, провансальском, лангедокском наречиях. Отец служил рядом с сыном, тесть — с зятем, дядя — с племянником, брат — с братом, кузен — с кузеном. В этом ополчении, каким бы смешным оно ни казалось, было нечто трогательное и достойное уважения, поскольку люди руководствовались искренними убеждениями; оно выглядело так же, как древняя монархия, и давало возможность в последний раз взглянуть на тот мир, которого уж более нет. Я видел старых дворян, с суровыми лицами, седых, в потрепанной одежде, с мешком за спиной, с ружьем над плечом, еле идущих, опираясь на палку, а под руку их поддерживал один из их сыновей. <…> Всё это бедное войско, не получавшее ни су от принцев, воевало за свой счет, в то время как декреты продолжали его разорять и отправлять в застенки наших жен и матерей… Подобное военное соединение играло, в основном, чисто символическую роль, олицетворяя собою идеал «истинно королевской» армии, альтернативной той, что осталась во Франции и «предала» своего короля. Точно так же эмигрантский двор графа Прованского символизировал альтернативу находившемуся «в плену» двору Людовика XVI. Однако, несмотря на свой во многом символический характер, исходящая из Кобленца «угроза» дала повод для воинственной революционной риторики, приведшей в конце концов к настоящей войне.
14:00
26 Окт
Hey! Listen! Путешествие по золотому веку видеоигр (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Бомбора» представляет книгу Стива Макнила «Hey! Listen! Путешествие по золотому веку видеоигр» . Первые игры — это уютная ламповость, за которую их до сих пор любят игроки по всему миру. Главным героем Pac-Man был желтый кружок, а его создателей вдохновили женщины, поедающие торты и пирожные. Черно-белая игра Space Invaders стала цветной с помощью специальных накладок на экран. При создании Соника дизайнер приделал голову кота Феликса к телу Микки-Мауса. Легендарная Pong была построена по принципу «один мячик, две ракетки плюс счет» и вообще не имела сюжета. Основатель популярного шоу о классических видеограх Dara O’Briain’s Go 8 Bit Стив Макнил приглашает в ностальгическое путешествие по играм из далеких 70–90-х годов. В книге «Hey! Listen! Путешествие по золотому веку видеоигр» Стив Макнил расскажет о том недолгом периоде в истории видеоигр, в котором мог преуспеть практически любой человек с фантазией и желанием стать разработчиком. Предлагаем прочитать фрагмент книги.   Тору Иватани не хотел делать игры. Он хотел делать пинбол-машины. Namco не хотела делать пинбол-машины. Она хотела делать игры. Таким образом, Тору Иватани пришлось делать игры. Его первые игры для Namco — Gee Bomb, Bomb Bee и Cutie Q — все как одна были видеоигровыми симуляциями пинбола. Хитро. Понятия не имею, как ему удалось провернуть это три раза подряд. Впрочем, в какой-то момент он поставил перед собой задачу посложнее: разработать игру без насилия. Иватани надеялся, что такая игра привлечет женскую аудиторию, поскольку вокруг видеоигр уже сложилась репутация преимущественно мужского развлечения. Вероятнее всего, благодаря сомнительным заведениям, где изначально находилось большинство аркадных автоматов. Был ли он феминистом? Решать вам. Привожу его собственные слова: «Когда я попытался понять, что могло бы понравиться женщинам, то машинально представил их поедающими пирожные и десерты» [1] . Так что главный герой его новой игры не только сто процентов времени проводил за едой, но и выглядел как пицца со стола Иватани, от которой уже отъели один кусок [2] . Если до вас всё еще не дошло, речь идет о Pac-Man. Ну, или почти что о нем. В Японии игру изначально назвали Puck Man, но для западного релиза переименовали в Pac-Man, чтобы хулиганы не портили хорошее слово, меняя букву P на F. Определенный смысл в этом был, но раз уж все так боялись матерных шуток, почему Nintendo спокойно выпустила в США аркадный автомат с Duck Hunt? Не столь важно, как он назывался — успех игры оказался оглушительным, затмив славу Asteroids так же, как Asteroids ранее затмила Space Invaders. Pac-Man стоял абсолютно везде: не только в обычных местах с аркадными автоматами, но и в любом свободном уголке, от лобби отелей до приемных у врачей. Пришли в аркадный зал поиграть в Pac-Man? Их там целый ряд, и все заняты. В музыкальных чартах регулярно крутили хитовую песенку «Pac-Man Fever». А что творилось с сопутствующими товарами! Вообразите любой предмет и будьте уверены — его можно было купить с изображением Пакмана [3] , включая обложку журнала Time. Вы, наверное, решили, что это сделало Иватани самым богатым человеком во Вселенной, но нет, он получил лишь скромную надбавку. В японских компаниях традиционно не принято поощрять сотрудников за работу, которая и так входит в круг их обязанностей. Такие дела. Раз вас заинтересовала эта книга, то о Пакмане вы наверняка уже слышали — он желтый, круглый, ест точки и привидений, — но, возможно, не подозреваете о неожиданной глубине игрового процесса. У каждого призрака имеется уникальная модель поведения, и опытные игроки обращали это себе на пользу [4] . А еще игра крайне реалистична. Например, по пустым линиям Пакман передвигается быстрее, чем по тем, где ему надо поедать точки, прямо как в реальности! Представьте, вы бежите по улице — а теперь представьте, что бежите по той же улице, но жуя шоколадные конфеты. Не то чтобы конфеты сильно вас замедлят, но определенно помешают. Да, Pac-Man воистину опережал свое время. Здесь также впервые появились анимационные «катсцены» во время «рекламного режима» (представляющего персонажей) и после успешного прохождения уровня. Но всё же многие вопросы по сей день остались без ответа. Мы считаем Пакмана героем, но почему тогда его преследуют неупокоенные духи? Что он скрывает?! Pac-Man здорово выделялся на фоне разнообразных симуляций реального мира типа спорта или перестрелок. Вместо этого сюжет игры был целиком фантастическим, но это никак не повредило ее популярности, совсем наоборот! Успех оказался столь велик, что по ней публиковались целые книги, подсказывающие правильную стратегию. Для Namco такой поворот событий стал настоящим сюрпризом. До релиза она совершенно не ожидала, что игра станет хитом, учитывая ее капитальные отличия от других популярных проектов. Она, скорее, делала ставку на вышедшую в том же году Rally-X. Та в чем-то напоминала Pac-Man, только там была машинка, собирающая в лабиринте флажки, уворачиваясь от других машинок. Во время всей этой бучи Atari продолжала возиться с векторной графикой, и для следующего крупного проекта взяли за образец свою самую успешную игру 1974 года, Tank. В Battlezone сражение происходило в настоящем 3D (на этот раз против ИИ, а не живого игрока). Игрок наблюдал за процессом через перископ, закрепленный на корпусе автомата, как и в случае с Periscope от Sega и Sea Wolf от Midway. Мощность процессора была здорово ограничена, так что каждый объект, даже танк, максимально экономил количество линий, необходимых для его отрисовки (линии были ключевым элементом в векторных играх). Тем не менее игра «выстрелила», позволив игрокам с головой погрузиться в реалистичный мир, в котором всё продолжало существовать будто бы независимо от того, смотрел ли на это сейчас игрок. В Battlezone разработчики решили использовать управление от Tank, что не пошло ей на пользу. Вместо абсолютно логичного одного рычажка с четырьмя направлениями, который позволил бы двигаться вперед, назад, влево и вправо, там стояли два рычажка по два направления. Если отклонить оба вперед или назад, танк перемещался вперед или назад, но если один отклонить вперед, а второй — назад, то танк поворачивал. Не уверен, так ли управляются настоящие танки, но если да, то [5] … скромно замечу, что если вы проектируете огромные металлические тачки с весьма ограниченным углом обзора, из которых торчат здоровенные пушки, не лучше ли было бы для всех причастных сделать их управление максимально интуитивным? Однако управление, видимо, оказалось достаточно реалистичным, чтобы привлечь внимание группы генералов в отставке, желающих создать специальную версию для тренировки солдат. Хотя это было вполне разумное направление развития для подобной технологии, создатель игры, Эд Ротберг, оказался категорически против. Программисты того времени, такие как Ротберг и его коллеги, запросто могли работать в военной отрасли, но часто сознательно отказывались. Увы, предложение оказалось настолько щедрым, что Atari не смогла устоять, и вскоре в игре появились вертящиеся турели, разнообразные пушки и цели для поражения, реалистичная баллистика и всё прочее, чего душа заказчика пожелает. Pac-Man познакомил планету с более мирным геймплеем, но война всё еще оставалась весьма прибыльным делом. Это не значило, впрочем, что в жанре игр на военную тематику нельзя было придумать что-то новое. Компания Williams, бесспорный лидер по производству пинбол-машин, доказала это в следующем году с помощью проекта от Юджина Джарвиса, Defender. Джарвису всегда казалось, что другие игры не предоставляли игроку достойной причины для стрельбы направо и налево. Он попытался это исправить, сделав ключевой фишкой Defender («защитник») спасение похищенных астронавтов и возвращение их на поверхность планеты. Джарвис посчитал, что защита вызовет больший эмоциональный отклик, чем нападение, поскольку игрок выступает в роли спасителя, а не агрессора. Williams рисковала, выпуская подобный проект. Свою последнюю игру она выпустила в 1973 году — клон Pong под названием Paddle Ball; но дальше игнорировать новый рынок было недопустимо. И это при том, что Джарвис раньше никогда не разрабатывал игры — он проектировал пинбол-машины для Atari, затем перебрался в Williams, где какое-то время занимался тем же пинболом. Оцените, насколько зачаточным было состоянии индустрии, если можно было обойтись инженером пинбол-машин для создания видеоигры. При том что весь его профильный опыт заключался в работе на компанию, где игры разрабатывали другие люди [6] . Большинство крупнейших игр той эпохи, включая таких титанов, как Pong, Space Invaders, Asteroids и PacMan, умещало весь уровень в пределах одного экрана. Джарвис хотел, чтобы экран в Defender скроллился, как это было реализовано в играх типа Speed Race от Taito. Чтобы не отставать от конкурентов, он планировал использовать цветной монитор и разработал систему, способную поддерживать аж шестнадцать цветов. Цитируя самого Юджина: «Ого! Разве кому-то вообще может понадобиться так много цветов?!» Наверняка через много лет он посмеялся над своей наивностью, совсем как моя жена, когда она решила избавиться от столовых приборов в доме, не совпадающих по стилю [7] . Defender могла и вовсе не появиться на свет. Утром, в день открытия Amusement Expo 1980 — крупнейшей торговой выставки музыки и развлечений, Джарвис всё еще вносил финальные штрихи в свой автомат прямо на глазах у публики. Когда он наконец запустил игру, первая реакция присутствующих оказалась прохладной. Геймплей выглядел слишком быстрым и интенсивным, что для многих оказалось тяжеловато. Игроки не успевали опомниться, как проигрывали, даже не нажав по разу на каждую кнопку. Хотя люди уже привыкли к сложному управлению (как и Asteroids, Defender использовал пять кнопок, делавших примерно то же самое, и джойстик), но создавалось ощущение, что Williams прогорела со своей ставкой. К счастью, игра вышла как раз в то время, когда в аркадных залах царила культура жесткого соперничества. Люди, считавшие себя настоящими геймерами, принялись оттачивать мастерство. В результате возник неожиданный, но весьма желанный для хозяев залов побочный эффект — из-за короткой длины сеансов в Defender народ продолжал возвращаться к автомату снова и снова, принося тем самым сказочную прибыль. [1] Цитата из книги Донована Т. Replay: The History of Video Games (издательство Yellow Ant, 2010). [2] Эта тоже, скорее всего, миф, но миф широко известный. [3] Я знаю, о чем вы подумали в первую очередь, и вам должно быть стыдно. [4] На Западе призраков звали Блинки, Пинки, Инки и Клайд, но в переводе с японского их имена давали подсказку про поведение каждого: «преследующий», «сидящий в засаде», «непостоянный» и «наигранно-глупый». [5] Дело в том, что танки на гусеничном ходу поворачивают благодаря разнице в скоростях вращения гусениц. То есть если правая гусеница движется медленнее левой, то танк начинает разворачиваться вправо. Так что да, управляются они именно двумя рычагами, каждый регулирует скорость своей гусеницы. — Прим. ред. [6] Надо отдать Джарвису должное — его автоматы для пинбола одни из первых в мире использовали микропроцессоры, так что опыт программирования у мужика был. [7] Просто на заметку — у нас жуткая нехватка вилок.
15:59
23 Окт
В Антарктиде появились комары и неожиданно стали проблемой для ученых (ПОЛИТ.РУ)
В Антарктиде завелись комары, и их появление озадачило ученых, сообщил «Интерфаксу» глава Российской антарктической экспедиции Александр Клепиков. Кровососущие насекомые «колонизировали» антарктический остров Кинг-Джордж, где расположены семь исследовательских станций, в том числе российская Беллинсгаузен. Раньше такой проблемы в Антарктиде не было, подчеркивает ученый. Комаров привлекли туристы, у которых остров Кинг-Джордж тоже весьма популярен, полагают исследователи. «К тому же там идеальные условия для комаров — ручьи, речки, летом плюс 3, зимой — минус 5, климат мягкий», — сказал Клепиков. По инициативе Совета управляющих национальных антарктических программ началось специальное исследование на всех станциях. Для комаров разработали специальные ловушки, а в строении, которое обжили комары, идет санитарная обработка. Единственный вид комаров, который ранее встречался в Антарктиде, — бескрылые комары-звонцы, которые не кусаются и абсолютно безвредны для человека.
11:00
23 Окт
Роботы помогли в 4 раза ускорить подготовку стволовых клеток, чтобы вырастить сетчатку в пробирке (ПОЛИТ.РУ)
Ученые из Московского физико-технического института и Гарварда почти в четыре раза ускорили процесс производства стволовых клеток для выращивания тканей in vitro. Новый алгоритм помогает также в изучении факторов, влияющих на специализацию клеток. Результаты опубликованы в журнале Translational Vision Science and Technology, кратко о них сообщила пресс-служба МФТИ. Сетчатка глаза — это набор организованных слоев нейронов, связанных вместе и образующих нейронную цепь. Она воспринимает свет и обрабатывает поступающую визуальную информацию перед отправкой ее в мозг. Из-за ограниченной регенеративной способности потеря нейронов сетчатки приводит к необратимой слепоте. В 2015 году более 2,5 миллионов человек в России страдали различными заболеваниями сетчатки. Разрабатываются различные подходы к лечению этих заболеваний: нейропротекция, генная терапия, замещение клеток и другие. Различаясь по механизму действия, целевому заболеванию и методологии, все они требуют огромного количества клеток сетчатки для исследований. С помощью стволовых клеток можно воспроизвести развитие сетчатки в пробирке. Сначала кластеры стволовых клеток помещаются в специальную среду, где индуируется спонтанное образование неразвитых нейронов. За этим следует формирование и созревание сетчатки. Этот подход приводит к получению настоящих нейронов сетчатки, организованных в сложную ткань, без внешней стимуляции путей развития в процессе специализации. Однако метод имеет свои ограничения: случайный характер начальной стимуляции роста нейронов. Также время, необходимое для правильного развития искусственной сетчатки, составляет 30 дней для сетчатки мыши и до года для органоидов человека. Авторы статьи попытались решить эти проблемы, увеличивая количество производимых клеток и улучшая их качество. Для сравнения качества выращивания тканей роботом и человеком ученые вырастили несколько тысяч образцов ткани сетчатки для дальнейшей автоматической обработки и столько же образцов для ручного выведения. Авторы просканировали лунки с тканью из первой группы, а полученные изображения проанализировали с использованием специально разработанного скрипта на языке Python. Программа вычисляет области фотографии, в которых наиболее интенсивно светится флуоресцентный белок. Так как этот белок вырабатывается только в развивающихся клетках сетчатки,  высокая интенсивность показывает участки образца с нужной тканью. Таким образом программа способна определять количество развивающейся сетчатки в каждом органоиде. Оказалось, что применение автоматических алгоритмов не снижает качество выращиваемых тканей и помогает оптимизировать протокол наработки клеток благодаря большому количеству одновременно испытываемых систем. Применение полуавтоматического алгоритма работы позволило снизить затрачиваемое учеными время на обработку клеток с 2 часов до 34 минут. «Мы реализовали роботизированную смену жидкости по ходу дифференцировки сетчатки и показали, что это не оказывает отрицательного влияния на результат специализации клеток. Кроме того, мы разработали инструмент для автоматического определения сетчатки и классификации органов и продемонстрировали его применение для оптимизации условий специализации и контроля качества. Одна из задач, которую мы стремились решить в нашей работе, — это возможность масштабировать дифференциацию для производства большого количества ткани для испытаний лекарств и экспериментов по трансплантации клеток. Автоматическая обработка образцов позволяет снизить необходимые усилия со стороны персонала и повысить в разы количество вырабатываемых клеток. После небольших модификаций этот алгоритм можно будет применять для выращивания других органов, не только сетчатки», — комментирует Евгений Кегелес, сотрудник лаборатории геномной инженерии МФТИ. «Это как раз тот случай, когда количество имеет значение: благодаря автоматизации мы можем получить триллионы нейронов сетчатки для трансплантации», — добавляет Пётр Баранов, руководитель лаборатории в The Schepens Eye Research Institute of Mass Eye and Ear.
11:00
23 Окт
Роботы помогли в четыре раза ускорить подготовку стволовых клеток, чтобы вырастить сетчатку в пробирке (ПОЛИТ.РУ)
Ученые из Московского физико-технического института и Гарварда почти в четыре раза ускорили процесс производства стволовых клеток для выращивания тканей in vitro. Новый алгоритм помогает также в изучении факторов, влияющих на специализацию клеток. Результаты опубликованы в журнале Translational Vision Science and Technology, кратко о них сообщила пресс-служба МФТИ. Сетчатка глаза — это набор организованных слоев нейронов, связанных вместе и образующих нейронную цепь. Она воспринимает свет и обрабатывает поступающую визуальную информацию перед отправкой ее в мозг. Из-за ограниченной регенеративной способности потеря нейронов сетчатки приводит к необратимой слепоте. В 2015 году более 2,5 миллионов человек в России страдали различными заболеваниями сетчатки. Разрабатываются различные подходы к лечению этих заболеваний: нейропротекция, генная терапия, замещение клеток и другие. Различаясь по механизму действия, целевому заболеванию и методологии, все они требуют огромного количества клеток сетчатки для исследований. С помощью стволовых клеток можно воспроизвести развитие сетчатки в пробирке. Сначала кластеры стволовых клеток помещаются в специальную среду, где индуируется спонтанное образование неразвитых нейронов. За этим следует формирование и созревание сетчатки. Этот подход приводит к получению настоящих нейронов сетчатки, организованных в сложную ткань, без внешней стимуляции путей развития в процессе специализации. Однако метод имеет свои ограничения: случайный характер начальной стимуляции роста нейронов. Также время, необходимое для правильного развития искусственной сетчатки, составляет 30 дней для сетчатки мыши и до года для органоидов человека. Авторы статьи попытались решить эти проблемы, увеличивая количество производимых клеток и улучшая их качество. Для сравнения качества выращивания тканей роботом и человеком ученые вырастили несколько тысяч образцов ткани сетчатки для дальнейшей автоматической обработки и столько же образцов для ручного выведения. Авторы просканировали лунки с тканью из первой группы, а полученные изображения проанализировали с использованием специально разработанного скрипта на языке Python. Программа вычисляет области фотографии, в которых наиболее интенсивно светится флуоресцентный белок. Так как этот белок вырабатывается только в развивающихся клетках сетчатки,  высокая интенсивность показывает участки образца с нужной тканью. Таким образом программа способна определять количество развивающейся сетчатки в каждом органоиде. Оказалось, что применение автоматических алгоритмов не снижает качество выращиваемых тканей и помогает оптимизировать протокол наработки клеток благодаря большому количеству одновременно испытываемых систем. Применение полуавтоматического алгоритма работы позволило снизить затрачиваемое учеными время на обработку клеток с 2 часов до 34 минут. «Мы реализовали роботизированную смену жидкости по ходу дифференцировки сетчатки и показали, что это не оказывает отрицательного влияния на результат специализации клеток. Кроме того, мы разработали инструмент для автоматического определения сетчатки и классификации органов и продемонстрировали его применение для оптимизации условий специализации и контроля качества. Одна из задач, которую мы стремились решить в нашей работе, — это возможность масштабировать дифференциацию для производства большого количества ткани для испытаний лекарств и экспериментов по трансплантации клеток. Автоматическая обработка образцов позволяет снизить необходимые усилия со стороны персонала и повысить в разы количество вырабатываемых клеток. После небольших модификаций этот алгоритм можно будет применять для выращивания других органов, не только сетчатки», — комментирует Евгений Кегелес, сотрудник лаборатории геномной инженерии МФТИ. «Это как раз тот случай, когда количество имеет значение: благодаря автоматизации мы можем получить триллионы нейронов сетчатки для трансплантации», — добавляет Пётр Баранов, руководитель лаборатории в The Schepens Eye Research Institute of Mass Eye and Ear.
12:03
22 Окт
Биологи раскрыли секрет прочности панциря жука-броненосца (Правда.Ру)
Биологи из США выяснили, почему панцирь жука-броненосца такой прочный. Результаты научного исследования они опубликовали в издании Nature. Известно, что жуки-броненосцы не умеют летать, поэтому у них сформировались жёсткие надкрылья. Передние крылья из экзоскелета могут противостоять практически любой силе раздавливания.
07:15
22 Окт
Одноклеточные хищники туникарапторы временно объединяются в многоклеточную колонию на поверхности добычи (ПОЛИТ.РУ)
Ученые из Института биологии внутренних вод имени И. Д. Папанина РАН совместно с коллегами из  Пензенского государственного университет а ,  Центра исследований океана имени Гельмгольца ,  Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и  департамента ботаники Университета Британской Колумбии описали одноклеточный организм, который передвигается с помощью жгутика и образует временную многоклеточную колонию на своей добыче. Его открытие ставит под сомнение современные представления о возникновении многоклеточности. Подробности исследования нового организма  опубликованы  в журнале Current Biology. Работа  поддержана  грантом Российского научного фонда (РНФ), кратко о ее результатах рассказывает пресс-служба фонда. Согласно гипотезе Геккеля, многоклеточные произошли от одной клетки, при делении которой дочерние особи не смогли разойтись. При дальнейших актах деления каждая из них стала отвечать за определенную функцию. Это происходило в результате накопления структурных и функциональных различий в клетках нового организма. Предполагается, что в дальнейшем это привело к возникновению тканей и органов. В середине прошлого века появилась альтернативная теория. Автор теории, советский ученый Алексей Захваткин, обратил внимание на то, что низшие многоклеточные — сидячие. Он посчитал это наследием древних прикрепленных предковых форм. Согласно его теории, эти организмы имели сложный жизненный цикл. Открытие заднежгутиковых вдохнуло жизнь в эту гипотезу. Большинство жгутиконосцев движутся жгутиком вперед. Заднее же его положение может свидетельствовать о прикрепленном образе жизни предковых форм. К этой группе относится и новый вид ,  обнаруженный в прибрежных водах Чили. Он получил название Tunicaraptor . Его строение, способ питания и генетическое родство с разнообразными многоклеточными согласуются с альтернативной гипотезой. Вполне возможно, что одноклеточный предок животных был хищным (питался другими простейшими) и передвигался с помощью жгутиков. Объединение клеток происходило во время охоты и питания — это позволяло предкам животных поглощать добычу гораздо больше себя. Питание крупной жертвой приводило к тому, что агрегат быстро рос, причем за счет деления клеток, а не за счет присоединения новых. «Открытый нами крошечный хищник  Tunicaraptor  выделяется среди других одноклеточных животных. При питании он действует не в одиночку, а в виде многоклеточного агрегата. Несколько хищников объединяются на поверхности добычи. При изучении его генетического материала мы обнаружили последовательности, специфичные для многоклеточных животных. Среди них — схожие с человеческими гены, отвечающие у нас за развитие нервной системы и использующиеся в терапевтических разработках по лечению неврологических заболеваний, в частности, болезни Альцгеймера и рассеянного склероза. Также у  Tunicaraptor  есть гены, ответственные за адгезию, то есть слипание клеток. Этот процесс — один из важнейших в развитии всех многоклеточных, он лежит в основе правильного формирования тканей и органов. Похоже, что эти последовательности имеют общее происхождение, и поэтому  Tunicaraptor  может оказаться одним из самых первых предков всех животных», — рассказывает руководитель проекта по гранту РНФ, доктор биологических наук Денис Тихоненков, главный научный сотрудник Института биологии внутренних вод им. И. Д. Папанина РАН.
20:53
21 Окт
Франция перестала поставлять детали для спутников "Роскосмоса" (Правда.Ру)
Два месяца назад стало известно, что французская компания не будет поставлять России компоненты для спутников "Роскосмоса". В связи с этим российской стороне пришлось в срочном порядке заняться производством в Саратове на предприятии "Ростеха". Данную информацию подтвердил Юрий Коптев, председатель научно-технического совета "Ростеха". По его словам, в настоящее время уже начался процесс производства космических аппаратов, при сборке которых использовались компоненты французского производства, а именно вакуумные лампы бегущей волны.
11:00
21 Окт
В побочных эффектах лекарства от болезни Паркинсона виноваты кишечные бактерии (ПОЛИТ.РУ)
Ученые из Гронингенского университета в Нидерландах обнаружили , что живущие в кишечнике бактерии могут перерабатывать лекарство, используемое при болезни Паркинсона, так, что продукты его переработки снижают перистальтику кишечника. Это может приводить к усилению нежелательных побочных эффектов лечения на пищеварительную систему. Лекарственный препарат «Леводопа» ( L-диоксифенилаланин , l-DOPA) с формулой C 6 H 3 (OH) 2 CH 2 CH(NH 2 )COOH превращается в головном мозге в важный нейромедиатор дофамин и применяется для повышения концентрации дофамина в базальных ганглиях мозга , которая обычно снижена у больных синдромом Паркинсона. Прием препарата позволяет снизить или даже устранить симптомы болезни. За открытие этого эффекта шведский ученый Арвид Карлссон получил в 2000 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Принятый пациентом препарат всасывается в кровь в тонком кишечнике, но некоторая часть вещества (8–9 %) проникает дальше и встречается с кишечными бактериями Clostridium sporogenes , способными удалять из молекулы «Леводопы» аминную группу (NH 2 ). Как показали исследования в лаборатории микробиологии под руководством Сахар Эль-Айди ( Sahar El Aidy ), в конечном итоге бактерия превращает L-диоксифенилаланин в 3,5-дигидроксифенилпропионовую кислоту (DHPPA), молекула которой отличается от l-DOPA именно отсутствием аминогруппы. Этот процесс проходит в четыре стадии, и только теперь ученые поняли, как осуществляется первая из этих стадий, для которой необходим фермент трансаминаза. Затем ученые исследовали, влияет ли DHPPA на перистальтику дистального отдела тонкого кишечника, используя модельную систему ex vivo. Подвижность кишечника индуцировали добавлением ацетилхолина, после чего добавляли DHPPA. В течение пяти минут это уменьшило моторику на 69 %, а еще через 10–15 минут — на 73 %. Чтобы проверить, актуальны ли эти результаты для пациентов с болезнью Паркинсона, сотрудник лаборатории Себастьян ван Кессель (Sebastiaan van Kessel) проверил образцы стула пациентов на наличие DHPPA. «Поскольку DHPPA также служит продуктом распада кофе и фруктов, мы сравнили образцы от пациентов со здоровой контрольной группы с аналогичной диетой», — объяснила Сахар Эль-Айди. Результат показал значительно более высокие уровни DHPPA в образцах стула пациентов с болезнью Паркинсона, которые лечились препаратом «Леводопа». Чтобы подтвердить, что этот метаболит стал результатом присутствия и активности кишечной бактерии C. sporogenes или других кишечных бактерий, способных к анаэробному дезаминированию, бактерии из образцов стула культивировали и проверяли их способность метаболизировать «Леводопу» с образованием DHPPA. Полученные результаты указывают, что остаток препарата, который не всасывается в кишечнике на ранней стадии, может метаболизироваться кишечными бактериями в DHPPA, что затем снижает моторику дистального отдела кишечника. Поскольку запор уже служит одним из симптомов болезни Паркинсона, получается, что лекарство дополнительно угнетает перистальтику пациента и делает этот симптом более выраженным. Однако теперь, когда это стало известным, ученые начнут поиск ингибиторов, которые снижают дезаминирование l-DOPA бактериями. Исследование опубликовано в журнале BMC Biology.
Далее по теме
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы