Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

15 августа 2020, суббота 22:17

№ 16155881

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
11:00
Русский реализм XIX века. Общество, знание, повествование (ПОЛИТ.РУ)
В издательстве «Новое литературное обозрение» вышел сборник статей «Русский реализм XIX века. Общество, знание, повествование» под редакцией Маргариты Вайсман, Алексея Вдовина, Ильи Клигера и Кирилла Осповата. Научная дискуссия о русском реализме, скомпрометированная советским литературоведением, прервалась в постсоветскую эпоху. В результате модернизация научного языка и адаптация новых академических трендов не затронули историю русской литературы XIX века. Авторы сборника, составленного по следам трех международных конференций, пытаются ответить на вопросы: как можно изучать реализм сегодня? Чем русские жанровые модели отличались от западноевропейских? Как наука и политэкономия влияли на прозу русских классиков? Почему, при всей радикальности взглядов на «женский вопрос», роль женщин-писательниц в развитии русского реализма оставалась весьма ограниченной? Возобновляя дискуссию о русском реализме как важнейшей «моделирующей системе» определенного этапа модерности, авторы рассматривают его сквозь призму социального воображаемого, экономики, эпистемологии XIX века и теории мимесиса, тем самым предлагая читателю широкий диапазон современных научных подходов к проблеме. Предлагаем прочитать один из разделов вступительной статьи «Введение. "Реализм" и русская литература XIX века», написанной редакторами сборника.   Экономика реализма Общественное существование и его закономерности, улавливаемые и провозглашаемые средствами реалистической словесности, могут описываться — как показывают статьи в настоящем томе — в категориях государственного порядка и закона, гражданского общества и прав человека и, наконец, экономики. Эти понятия и сопряженные с ними категориальные системы не столько указывают на различные сферы исторической жизни, сколько представляют собой взаимно соотнесенные, конкурирующие и взаимодействующие модусы осмысления и изображения ее тотальности. Идея государства, управляющего судьбами средствами административной иерархии во имя имперского суверенитета, категориально отлична от представления о горизонтальных структурах общества или рынка, определяющих повседневное существование через случайности личных столкновений и финансовых обстоятельств, — однако это различие диалектически снимается в тот момент, когда политический и экономический порядок обнаруживают свое тождество [1] . Так, во вступлении к «Физиологии Петербурга», одному из важнейших манифестов русского реализма, Белинский диагностирует «неустановившийся и пестрый характер самой нашей общественности», и ищет спасения не только в коммерческом принципе «корысти», которая «так же хорошо связывает, как и разделяет людей, и <…> не может быть непреодолимою помехою для дружной совокупной деятельности», но и в суверенной воле Петра I, основавшего на началах «расчета» Петербург и обновленную империю [2] . Экономика оказывается в этой перспективе далеко не только сферой бытования книжного рынка, о котором в основном идет речь в многочисленных социологических исследованиях русского реализма (к ним мы еще вернемся). Она оборачивается формой существования общества как такового в эпоху прогресса и модерности . Для исследований реализма принципиально важно осмысление этой проблематики у Вальтера Беньямина. В знаменитой работе — посвященной не в последнюю очередь русской литературе, — «Рассказчик. Размышления о творчестве Николая Лескова» (1936) Беньямин описывает рассказ и роман как повествовательные формы, принадлежащие разным общественно-экономическим формациям. В основе эпического рассказа лежит «опыт, передаваемый из уст в уста» крестьянами, мореплавателями и ремесленниками старых времен, в то время как роман складывается по мере формирования «классического капитализма» и свойственных ему форм отчуждения личности: «Автор романа находится в изоляции. Место рождения романа — это индивидуум в одиночестве <…> Находясь в водовороте жизни и рассказывая о нем, роман демонстрирует глубокую растерянность живущего». Если в рассказе сосредоточивается традиционная «мудрость, эпический аспект истины», то роман сродни новым медиа: Поскольку важнейшим инструментом классического капитализма является пресса, мы наблюдаем, как по мере укрепления господства буржуазии появился способ общения, на который <…> эпические формы до того никогда не имели определяющего влияния. <…> Этот новый способ общения — информация <…>, приходящая издалека информация интересует людей гораздо меньше, чем то, что относится к событиям ближайшего окружения. <…> информация претендует на немедленную проверку. <…> Зачастую она не более точна, чем вести былых времен. Но если предания часто основаны на чудесах, то непременным условием для информации является убедительность. Именно поэтому она несовместима с самим духом повествования [3] . Предложенная Беньямином схема описывает медиальные свойства различных повествовательных форм на фоне масштабного исторического сдвига, который сам Беньямин связывает с приходом «классического капитализма». Этот сдвиг был в XIX веке предметом интенсивной рефлексии: в России наступление «железного века» и сопутствующей ему коммерческой журналистики провозглашали Пушкин в «Разговоре книгопродавца с поэтом» (1824) и С. П. Шевырев в статье «Словесность и торговля» (1835), а в Германии Гегель и Гейне говорили в сходном смысле о «конце искусства». От их тезисов отправляется социологическое рассмотрение русской литературы 1825–1842 годов в коллективной монографии под редакцией Й.-У. Петерса и У. Шмидта (2007) [4] . В нашем сборнике эта тема разрабатывается в статье Вадима Школьникова, очерчивающего гегельянские представления позднего Белинского о «конце искусства», «социальности» и сродстве литературы с наукой как составляющих зарождающегося реализма. Из выкладок Беньямина, опирающихся на классическую немецкую эстетику и прежде всего размышления Шиллера «о наивной сентиментальной поэзии», можно заключить, что новая литература не только отображает наступившую модерность, но и черпает эстетическую энергию из столкновения с прошедшими временами и их пережитками, или обломками . (Из статей Шиллера и стихов Баратынского о «предрассудке» как «обломке древней правды» это понятие переходит в заглавие «Обломова», посвященного вытеснению аграрной утопии железнодорожно-торговой современностью [5] .) Уходящее прошлое оказывается важнейшим тематическим и формальным ресурсом реалистической литературы; можно согласиться с Беньямином, что многие сочинения Лескова представляют собой разительные примеры этой закономерности. Посвященная другим писателям (Тургеневу, Толстому и Мельникову-Печерскому) статья К. Каминского и Э. Мартина в предлагаемом томе вскрывает узловое место «архаических» художественных и хозяйственных форм и отношений к природе в реалистической прозе, осмысляющей и эстетизирующей процесс культурной, аграрной и экономической модернизации. В ситуации модерности, определяющей себя через постоянное вытеснение старого мира новым, экономика — чей всеобщий охват виден, например, по расширительным значениям английских эквивалентов commerce и economy, — обусловливает работу реалистической репрезентации. Специалистам по русской литературе XIX века этот факт хорошо известен из социологических исследований писательской деятельности в контексте книжного рынка — от работ Б. М. Эйхенбаума о «литературном быте» и выпущенной его учениками коллективной монографии «Словесность и коммерция» до новейших работ А. И. Рейтблата и американской «новой экономической критики», еще в 2002 году (№ 58) представленной русскому читателю в «Новом литературном обозрении». Статьи составленного У. Тоддом еще в 1978 году сборника «Литература и общество в России имперского периода» [6] касаются разнообразных вопросов социального бытования литературы — от формы и критических истолкований социального романа до поэтики и экономики чтения. В немецкоязычном литературоведении, где исторические и теоретические соотношения литературы и экономики вообще принадлежат к числу востребованных тем, эта линия была продолжена сборником под редакцией А. Гуске и У. Шмидта «Литература и коммерция в России XIX в.: институты, акторы, символы» [7] . Анализ художественных сочинений (в частности, Пушкина и Гоголя) соседствует тут с работами о социологии литературы и историко-экономическими исследованиями кредитной системы и типов предпринимательства. На традицию «новой экономической критики» опирается и книга М. С. Макеева «Николай Некрасов: поэт и предприниматель (очерки о взаимодействии литературы и экономики)», в которой рассмотрение экономических условий литературной деятельности и их отражений в художественных текстах дополняется анализом более фундаментальных взаимоотношений между экономикой и реалистической репрезентацией. Организационная форма журнала и лирическая форма некрасовских стихов оказываются укоренены в общей рефлексии об устройстве общества и высказывания в эпоху капитала и торговли. Эта укорененность может быть описана средствами социально-медиального анализа литературной формы, предложенного Беньямином в «Рассказчике» и написанной вслед за ним книге «Шарль Бодлер: поэт в эпоху зрелого капитализма» (1937–1939). Операцию литературной репрезентации Беньямин выводит из политико-экономических условий большого города — Парижа эпохи Османа и революций XIX века — и порожденных ими форм текстуального самонаблюдения. Важное место в этом анализе принадлежит жанру физиологического очерка и фигуре фланера, в которой модус городского потребления смыкается с коммерческими формами литературного производства: литератор «отправляется на рынок, как фланер, намереваясь поглазеть на его толчею, а на деле — чтобы найти покупателя» [8] . Эти выводы имеют самое непосредственное отношение к русской литературе XIX века: физиологический очерк был перенесен на русскую почву и дал усилиями поэта-предпринимателя Некрасова «Физиологию Петербурга». Сравнительная литературная фантазматика модерности (или «модернитета») и ее городов XIX века — в значительной степени описанная еще исследователями «петербургского текста», — фигурирует среди тем недавней коллективной монографии под редакцией С. Л. Фокина и А. Ураковой «По, Бодлер, Достоевский. Блеск и нищета национального гения» (2017). Как напоминает помещенная там статья О. Волчек «Топология города и повествовательные маски у По, Бодлера, Достоевского», Достоевский затевал в 1845 году нравоописательный альманах «Зубоскал», чей герой-повествователь — «может быть, единственный фланер, уродившийся на петербургской почве» [9] . Вышедший в 1846 году в другом некрасовском издании первый роман Достоевского «Бедные люди» уже своим заглавием подтверждает тезис Беньямина о связи новой городской литературы с имущественным расслоением: «Первые исследователи пауперизма не могли оторвать от него глаз, в которых звучал немой вопрос: где границы человеческой нищеты?» [10] Реалистическая литература и критика берут на себя не только фиксацию внеположных им процессов, но и теоретическое и проективное осмысление эволюционирующего общественно-экономического уклада и соответствующих ему модусов субъектности и личного поведения. В книге Гуидо Карпи «Достоевский-экономист. Очерки по социологии литературы» (2012) классическое марксистское представление «об исторической реальности как о единственном объекте искусства» сочетается с констатацией нелинейности и противоречивости исторической действительности. «Художник не "воспроизводит" и не "отражает" историческую действительность (она динамична, противоречива и не поддается "воспроизведению"), но отбирает определенные ее явления и тенденции, чтобы переорганизовать их во вторичную структуру» [11] . Сложный инструментарий такого отбора, превращающего экономические факты в дискурсивно-эстетические, подробнее прослежен в монографии Джиллиан Портер «Экономика чувств: Русская литература в эпоху царствования Николая I» («Economies of Feeling: Russian Literature under Nicholas I», 2017). В сочинениях николаевской эпохи — от Пушкина и Гоголя до раннего Достоевского — Портер прослеживает связь денежных отношений с различными аффективными модусами и социальными ролями: так, афера Чичикова и рассказ о ней связаны с поэтикой гостеприимства, а в «Двойнике» Достоевского нетвердый денежный курс соотносится с неустойчивостью модерного языка и субъектности, взывающей к эстетике фантастического. Экономическая деятельность требует специфических типов субъектности; в их числе, как показывает Портер, важнейшее место занимают честолюбец и скупец. Очерченные подходы и вопросы переплетаются в нескольких работах настоящего сборника. В статье К. Ключкина эстетические понятия о реализме в критике 1840–1870-х годов рассматриваются как элемент коммерческой прессы и стоящих за ней закономерностей капиталистической экономики. Соотнесение коммерческой экономики, общественного уклада и художественной формы развивается и в статьях, посвященных экономическим отношениям у Достоевского. К. Осповат рассматривает изображение нищеты в «Бедных людях» в связи с экономическим пониманием симпатии, восходящим к социологической доктрине Адама Смита и связанным с сентиментальной поэтикой. Констатируя переплетение различных художественных стилей в «Неточке Незвановой», Белла Григорян находит в этом неоконченном романе анализ культурного производства и потребления «среднего круга», а также модель нового социального субъекта, обретающего себя в медиальном пространстве коммерческой прессы. В обеих этих работах судьбы героев вписаны в экономическую топографию Петербурга, складывающуюся в столкновении богатства и бедности. Вадим Шнейдер связывает повествовательное устройство «Идиота» со сломом экономических формаций и соответствующих им культурных типов: на смену старому купечеству «скупцов» приходят новые капиталисты, чьи деловые обороты оказываются неподвластны романному повествованию. Наконец, Джиллиан Портер продолжает исследование экономической и повествовательной семантики кредитных билетов у Достоевского — на этот раз в «Братьях Карамазовых» — и видит в ней ключ к внутренней форме его последнего романа. [1] Vogl J. Kalk
10:01
Назван способ защититься от излучения Wi-Fi (Правда.Ру)
В последнее время многие стали беспокоиться об излучении, которое исходит от Wi-Fi. Это обусловлено стремительным увеличением покрытия сетей Wi-Fi. Директор института информационных технологий университета "Синергия" Станислав Косарев дал простой совет людям, которые беспокоятся из-за излучения. "Излучение идёт от любого электрического устройства, которым мы пользуемся. Мы же не опасаемся волн, исходящих от электрического чайника", — пояснил эксперт.
17:38
14 Авг
В армии Индии заявили о механических проблемах российского Т-90 (Lenta.ru)
Танк Т-90 имеет технические проблемы, которые стали причиной неудачи индийских военных на танковом биатлоне в 2017 году. Так, российские танки страдают куриной слепотой и плохо реагируют на жару, пишет обозреватель Хума Сиддикви со ссылкой на высокопоставленного офицера вооруженных сил Индии.
12:15
14 Авг
В Китае создали генно-модицифированную саранчу (Правда.Ру)
Китайские учёные придумали, как сделать так, чтобы саранча не сбивалась в стаи. Специалисты во главе с профессором Китайской академии наук Ле Кангом создали генно-модифицированные особи саранчи. Известно, что нашествия саранчи губят посевы. Но есть отдельные особи, которые безвредны. Саранча становится опасной, когда объединяется с миллионами других в огромные облака и опустошает поля. Почему саранча сбивается в стаи? Сбиваться саранчу в стаи побуждает аромат химического соединения 4VA, испускаемый другими особями. Саранча выделяет этот феромон, когда она оказывается в непосредственной близости от других представителей своего вида.
11:51
14 Авг
В Петербурге будут производить детали для кораблей с помощью лазера (Правда.Ру)
Петербургские учёные из Института лазерных и сварочных технологий разработали технологию, которая позволит изготавливать и ремонтировать  высокопрочные детали для судов. Специалисты уже запустили установку для лазерного выращивания в производство. Созданный материалы подходят для кораблей, которые работают в арктических условиях. В чём суть технологии? Технология основана на том, что с помощью лазера из порошковых материалов формируются изделия. Данный метод не имеет аналогов в мире.
11:00
14 Авг
Кабан помог найти клад из золотых и серебряных монет (ПОЛИТ.РУ)
В лесу возле Кладрубицкого бенедиктинского монастыря на западе Чехии был обнаружен клад из 435 золотых и серебряных монет XIV века. Гулявшая по лесу семейная пара увидела среди разрытой диким кабаном земли две золотые и одну серебряную монету. Перевернув находившийся рядом плоский камень, туристы увидели еще больше монет. Они сообщили о находке в Западночешский музей в городе Пльзень, сотрудники которого прибыли на место и раскопали весь клад. В кладе 92 золотые монеты общим весом 326 граммов и 343 серебряные монеты. Большинство серебряных монет отчеканены в Чехии во время правления императора Священной Римской империи Карла IV (1316–1378), который был королем Чехии и Германии. Состояние монет указывает на то, что они долго находились в обращении. Золотые же монеты, напротив, в отличном состоянии. Среди них монеты не только императора Карла IV, но и короля Венгрии Карла I, герцога австрийского Альберта III, курфюрста пфальцского Руперта I и короля Польши и Венгрии Людовика I. Археологи считают, что монеты были закопаны в землю в конце 1370-х годов. Причины, по которым владелец монет решил их спрятать, не ясны, но, вероятно, клад как-то связан с Кладрубицким монастырем. Монастырь был основан в 1115 году чешским князем Владиславом I и с самого начала своего существования был очень богатым. Он располагал значительными земельными владениями и находился на важном торговом пути между Прагой и Нюрнбергом. К XIV веку богатства монастыря были сравнимы с королевскими. Он владел сетью оборонительных замков на своих землях и нередко вступал в конфликты с местной знатью. Из-за огромных сумм, поступавших в казну монастыря, и военной мощи вопрос о кандидатуре его настоятеля имел огромное политическое значение. В 1393 году конфликт из-за назначения настоятеля между генеральным викарием пражского архиепископства Яном Непомуцким и королем Чехии Вацлавом IV завершился тем, что по приказу короля Яна Непомуцкого схватили, подвергли пыткам и сбросили с Карлова моста во Влтаву. Со временем Ян Непомуцкий стал одним из самых почитаемых чешских святых. После очистки и изучения найденные монеты будут выставлены в Западночешском музее.
10:15
14 Авг
В Китае создали генно-модифицированную саранчу (Правда.Ру)
Китайские учёные придумали, как сделать так, чтобы саранча не сбивалась в стаи. Специалисты во главе с профессором Китайской академии наук Ле Кангом создали генно-модифицированные особи саранчи. Известно, что нашествия саранчи губят посевы. Но есть отдельные особи, которые безвредны. Саранча становится опасной, когда объединяется с миллионами других в огромные облака и опустошает поля. Почему саранча сбивается в стаи? Сбиваться саранчу в стаи побуждает аромат химического соединения 4VA, испускаемый другими особями. Саранча выделяет этот феромон, когда она оказывается в непосредственной близости от других представителей своего вида.
09:00
14 Авг
Археологи нашли в Суздале колт домонгольского времени (ПОЛИТ.РУ)
Институт археологии РАН сообщил, что при раскопках в Суздале был найден древний колт — украшение, которое привешивалось к парадному головному женскому убору. Находка датируется XII — началом XIII века. В Суздале подобная находка встретилась впервые. «Серебряные лучевые колты есть в составе Владимирских кладов 1837, 1896 и 2008 годов. В Суздале, где пока не обнаружено ни одного клада, это первая находка подобного уровня», — сказала старший научный сотрудник Отдела средневековой археологии ИА РАН Ирина Зайцева. Подвеска-колт была найдена во время раскопок средневековой усадьбы на территории Окольного города — одной из древнейших частей Суздаля, оборонительные укрепления которой был возведены в середине XII столетия. Благодаря археологическим исследованиям установлено, что эта территория до формирования на ней городской застройки использовалась в сельскохозяйственных целях: в самых нижних горизонтах раскопа археологи обнаружили слой средневековой пашни. В процессе работ стало понятно, что усадьба погибла в результате пожара. В одном из подполий был расчищен мощный слой древесного угля и золы со скоплениями горелого зерна, в котором были найдены многочисленные фрагменты обожженной глиняной посуды, бытовые предметы (ключ, замок, ножи, дверные и сундучные петли), керамический крестик и серебряный колт. Колт частично оплавился в результате пожара и дошел до нас фрагментарно: сохранились центральная часть, четыре луча грушевидной формы, сплошь покрытые мелкой зернью, и дужка. У двух лучей на концах уцелели крупные шарики зерни. Еще один крупный зерненый шарик украшал центральную часть колта вместе с пирамидками мелкой зерни. Колт, вероятно, был пятилучевым с лунницей в верхней части, на которую крепилась дужка, и довольно большим: его ширина составляет около 7 сантиметров. «Судя по высокому уровню ювелирного мастерства, сложной технике зерни, колт принадлежал состоятельной женщине из элиты общества. Такие колты были частью сложного парадного женского головного убора: они крепились на ленты, которые был подшиты к убору. Считается, что в полость в колте помещались благовония. Колт сохранился примерно на 70 %, и, используя аналогии, мы сможем создать реконструкцию подвески», — отметил заместитель начальника Волжской экспедиции ИА РАН Сергей Милованов. Высокий социальный статус владельцев усадьбы, где был найден колт,  подчеркивают и другие находки: осколок причерноморской амфоры, куски необработанного янтаря, а также наконечники железных стрел и копья. На сегодня усадьба раскрыта не полностью, но найденные на ее территории предметы позволяют утверждать, что во второй половине XII — начале XIII века здесь находилась мастерская по обработке кости и рога и, вероятно, изготовлению костяных и роговых гребней: археологи обнаружили рога со следами спила, кости, бракованные изделия.
07:30
14 Авг
Жители островов Торресова пролива выращивали бананы более двух тысяч лет назад (ПОЛИТ.РУ)
Новое исследование показало, что коренные жители небольшого острова Мабуяг в западной части Торресова пролива, разделяющего Австралию и Новую Гвинею, культивировали бананы еще 2145 лет назад. Остров Мабуяг, как и целый ряд других островов в западной части пролива, был населен аборигенами, говорящими на языке кала-лагав-я, относящимся к австралийской семья пама-ньюнга. На восточных островах распространен мириам-мир, относящийся к папуасским языкам. Наличие сельского хозяйства у местных жителей отмечали путешественники и колониальные чиновники XIX века. Когда земледелие проникло на эти острова, оставалось неясным. «Торресов пролив исторически считался разделительной линией между группами коренных народов, которые занимались сельским хозяйством в Новой Гвинее, и австралийскими охотниками-собирателями», — рассказывает один из авторов исследования, аспирант факультета археологии Сиднейского университета Роберт Уильямс (Robert Williams). Пытаясь найти ответ на этот вопрос, Уильямс и его коллеги провели раскопки на заброшенном участке террасного земледелия Вагадагам на острове Мабуяг. Там они обнаружили остатки подпорных стен, а также сеть каменных конструкций, раковины, наскальные рисунки и даже кучу костей дюгоней. Но для истории сельского хозяйства наиболее важными были фитолиты — микроскопические частицы кремния, содержащиеся в растительных клетках. У разных видов растений фитолиты имеют различную форму: пластинок, шариков, крестиков, линз, колечек. Фитолиты сохраняются в почве после гибели растений, поэтому они позволяют ученым судить об изменения видового состава флоры в данной местности. Также фитолиты используют при изучении сельского хозяйства древности, уточняя время окультуривания различных растений. Другим источником информации служат микроскопические зерна крахмала, которые тоже помогают определить вид растения, из которого они получены. Итоги раскопок позволяют сделать вывод, что уже во II веке до н. э. на острове интенсивно выращивались бананы, причем той разновидности, какую немного ранее начали культивировать жители Новой Гвинеи. Таким образом, Торресов пролив, по мнению ученых, следует считать не барьером, а мостом, способствовавшим распространению земледелия. «Полученные данные помогают развеять мнение о том, что первые народы Австралии были всего лишь охотниками-собирателями, — говорит Уильямс. — Наше исследование показывает, что предки племени гегмулгал с острова Мабуяг занимались сложным земледелием и садоводством в западной части Торресова пролива по крайней мере 2000 лет назад. То, что мы видим здесь — это индо-тихоокеанская садоводческая традиция, основанная, в первую очередь, на таких растениях, как ямс, таро и банан». Источниками жиров и белков для местных жителей служил, по словам ученого, морской промысел. Они добывали рыб, черепах и дюгоней. Исследование опубликовано в журнале Nature Ecology and Evolution.
01:07
14 Авг
Ученые предложили новый способ лечения коронавируса (Lenta.ru)
Несколько научных коллективов из разных стран предложили лечить коронавирусную пневмонию с помощью лучевой терапии (радиотерапии). Испытания, которые ранее проводили на животных, показали, что острая фаза пневмонии может сократиться вдвое. Такую методику уже опробовали в США на десяти пациентах с коронавирусом.
Далее по теме
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы