Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

16 сентября 2019, понедельник 23:42

№ 14908605

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
11:42
Найдено тайное послание в древней поэме о Сатане (Lenta.ru)
Специалисты из Университета Тафтса обнаружили новый акростих в поэме Джона Мильтона «Потерянный рай», которая была опубликована более 350 лет назад. Скрытое послание внутри текста посвящено грехопадению первых людей и Сатаны. Первые буквы строк читаются как FFAALLAF, что символизирует собой грехопадение человечества.
10:24
Россия развернула новый полк С-400 (Lenta.ru)
Россия разместила на архипелаге Новая Земля в Арктике зенитные ракетные системы С-400 «Триумф» на замену С-300 «Фаворит». При этом значительно увеличивается зона контролируемого воздушного пространства в Арктике. Сообщается, что личный состав полка прошел переобучение и готов приступить к боевому дежурству.
07:25
Раскрыт механизм развития смертельной стадии рака (Lenta.ru)
Ученые Университета Вандербильта раскрыли новый механизм метастазирования, который заключается в том, что раковые клетки выбирают менее энергозатратный путь для миграции в другие ткани и органы организма. При этом важную роль играет ширина каналов во внеклеточном матриксе.
10:36
15 Сен
Изобретение Илона Маска - бомба замедленного действия (Правда.Ру)
Илон Маск, которого не устают восхвалять, сравнивая с Тони Старком, Железным человеком из комиксов, наконец-то, представил общественности свой новый проект. Это устройство представляет собой нейроинтерфейс, как анонсируется, необычный девайс сделает возможным прямое общение человека с компьютером. Об этом проекте Маск говорил еще в 2017 году, а теперь представил результат работы. Речь идет о вживлении в человеческий мозг 96 нанонитей, несущих три тысячи электродов, с помощью которых снимается информация о деятельности мозга, передаваемая затем компьютеру или любому другом способному расшифровать сигналы устройству. Маск, помимо прочего, заявляет, что одной из его целей является достижение симбиоза человеческого мозга и искусственного интеллекта. Все это звучит достаточно угрожающе ввиду некоторых особенностей человеческого поведения. Больше всего энергии в человеческом теле потребляет мозг. Организм человека, естественным образом, старается экономить энергию и считает высокую нагрузку на мозг, еще больше увеличивающую потребление им энергии, делом слишком затратным и неприятным. Поэтому мы любим лениться. Если мозг не использует свою сложность для решения соответствующих ей задач, энергии тратится мало, и это биологически выгодно. Поэтому большинство людей предпочитают лежать на диване, смотреть сериалы и играть в видеоигры, а не изучать иностранные языки, читать серьезные книги или заниматься творческой деятельностью. Человек хочет играть и развлекаться, и современное общество вкупе с научно-техническим прогрессом предоставляет ему массу возможностей для того. Еще тридцать лет назад мысль о возможности иметь доступ к почти неограниченным хранилищам фильмов, музыки и книг казалась фантастической, в наши дни стриминговые сервисы способны порадовать своими предложениями владельца любого, пусть даже самого дешевого смартфона. Позволить себе игровую приставку также могут многие, тем более, что купить ее можно в рассрочку, и распродажи игр также позволяют приобрести их намного дешевле, чем в момент выхода. Именно интерактивные развлечения выходят на первый план, именно за ними видят будущее. Возможность вмешаться в историю, собственноручно уничтожить желающих захватить родную Землю инопланетян или наступающих бесчисленной ордой зомби привлекает все больше игроков с каждым годом. Развитие видеоигр движется в первую очередь ко все большей реалистичности графики. Стремление выглядеть "как в реальности" подстегивает и гонку технологий, вынуждая производителей железа придумывать все новые методы, позволяющие сделать изображение "фотореалистичным", то есть мало отличающимся от действительности. Но даже самый совершенный современный компьютер имеет ограниченную вычислительную мощность и не способен предоставить игроку графику, картинку которой нельзя было бы спутать с видом из окна. Единственное, что может сравниться с непосредственно воспринимаемой реальностью — это сновидения. В них мы видим все, даже самые фантастические видения, предельно реалистично, без различных "артефактов" и вызванных несовершенством технологии искажений, ведь изображение создается непосредственно мозгом. "Провалиться в текстуры" во сне невозможно.
15:28
13 Сен
Минобрнауки хочет разработать новый механизм присвоения вузу статуса НИУ (ИТАР ТАСС)
Ведомство уже запустило несколько проектов, направленных на работу с вузами
14:55
13 Сен
Раскрыта связанная с раком столетняя тайна (Lenta.ru)
Исследователи из Онкологического центра Университета Кентукки разработали новый способ лечения немелкоклеточного рака легких, раскрыв вековую биологическую загадку. Они определили функции ядерного гликогена, который накапливается в ядрах клеток, и чья роль долгое время оставалась неизвестной.
10:28
13 Сен
Создан безопасный для волос способ лечения рака (Lenta.ru)
Ученые определили новый способ защиты волосяных фолликул при химиотерапии, чтобы предотвратить выпадение волос при лечении рака. Исследователи использовали ингибиторы CDK4/6, которые блокируют деление клеток, не оказывая токсичного воздействия на фолликулы в отличие от таксанов.
09:54
12 Сен
Комментарий к роману Владимира Набокова «Дар» (ПОЛИТ.РУ)
    Продолжаем знакомить читателей с книгами, вошедшими в длинный список ежегодной премии «Просветитель» . В октябре из их числа будут выбраны восемь изданий, среди которых позже и определят победителей в двух номинациях: «естественные и точные науки» и «гуманитарные науки». Книга историка русской литературы Александра Долинина, вышедшая в 2019 году в «Новом издательстве», выросла из комментариев, которые он подготовил в 1989 году к изданию избранных произведений Набокова. За прошедшие с той поры годы Долинин подготовил наиболее полный и подробный комментарий к главному русскому тексту Набокова — роману «Дар». Последовательно разгадывая набоковские шарады и цепочки ассоциаций, скрупулезно раскрывая многочисленные источники «Дара», реконструируя его исторический и культурный контекст, комментарий Долинина позволяет не только точнее и глубже понять содержание набоковского романа, но и по-новому взглянуть на всю русскую литературу, которую Набоков назвал главной героиней своей книги. «Многолетнее изучение "Дара" убедило меня в том, что роман требует не только сопроводительного, но и отдельного монографического комментария, поскольку в нем насчитывается более тысячи мест, требующих пояснения. Ориентиром мне служили непревзойденные образцы жанра — комментарии к "Евгению Онегину" Ю. М. Лотмана, к "Двенадцати стульям" и "Золотому теленку" Ю. К. Щеглова, к "Улиссу" Дона Гиффорда (Don Gifford) при участии Роберта Сайдмана (Robert J. Seidman)», — рассказывает Александр Долинин. Предлагаем ознакомиться с одним из разделов книги.   Литературный фон Замысел «Дара» возник у Набокова на фоне оживленных дискуссий о кризисе романа и может считаться острой репликой в литературной полемике конца 1920-х — первой половины 1930-х годов. В нем синтезированы три ведущих прозаических жанра этого времени: романизированная биография (biographie romancé), модернистский метароман и автобиографический Künstlerroman. Как явствует из письма к Струве, процитированного выше, Набоков изначально противопоставлял свою будущую книгу или, во всяком случае, задуманное жизнеописание Чернышевского романизированным биографиям «замечательных людей», вошедшим в большую моду как на Западе, так и в Советской России с середины 1920-х годов. В 1927 году К. В. Мочульский констатировал: жанр романа, «достигший своего расцвета в прошлом веке, несомненно перестает быть господствующим». Причиной этого он назвал «кризис воображения»: если старый роман был «построен на вымысле», то современная эпоха «лишена воображения» и потому ко всякому вымыслу относится с подозрением. Отсюда, утверждает Мочульский, «перестройка исторических жанров в литературные: последним симптоматическим явлением в этой области является возникновение жанра "художественной биографии" (biographie romancée) или "романов жизни великих людей". Современный читатель меньше интересуется жизнью Евгении Гранде или отца Горио, чем романами Наполеона, Генриха IV, Талейрана и даже Верцингеторикса. Одни за другими готовятся жизнеописания самых разнородных по величию людей…» (Мочульский 1999: 161–163). Действительно, книжный рынок и в Западной Европе, и в СССР был в то время наводнен романизированными биографиями. На Западе шедеврами жанра считались книги его родоначальника, французского писателя Андре Моруа — «Ариель, или Жизнь Шелли» (1923), «Карьера Дизраели» (1927), «Дон Жуан, или жизнь Байрона» (1930), «Тургенев» (1931), и немцев Эмиля Людвига и Стефана Цвейга; в СССР — «Кюхля» (1925) и «Смерть Вазир-Мухтара» (1927–1928) Тынянова. Литературная мода на биографии затронула и эмигрантскую литературу. В конце 1928 года издательство журнала «Современные записки» затеяло серию «художественных биографий», пригласив участвовать в ней самых известных писателей-эмигрантов: Бунина, Алданова, Ходасевича, Б. Зайцева, Берберову, М. Цетлина. Для этой серии Ходасевич написал «Державина» (отд. издание — 1931), Зайцев — «Жизнь Тургенева» (отд. издание — 1932), Цетлин — книгу «Декабристы: судьба одного поколения» (1933), Берберова — «Чайковского» (1936). Кроме того, после выхода «Державина» Ходасевич начал работу над биографией Пушкина, напечатав в газете «Возрождение» три первые главы книги, но завершить ее не смог. Набоков, несомненно, отнесся к новому жанру весьма несочувственно. В самом «Даре» имеется несколько язвительных уколов по адресу «романизированных биографий». Ими балуется омерзительный начальник Зины, юрист Траум (370–371); уже в первой главе романа Александр Яковлевич Чернышевский, олицетворяющий банальный «полуинтеллигентский» вкус, советует герою написать «в виде biographie romancée, книжечку о нашем великом шестидесятнике» (226); затем жена Александра Яковлевича предлагает Федору вместо биографии Чернышевского писать «жизнь Батюшкова или Дельвига — вообще, что-нибудь около Пушкина» (376) — весьма прозрачный намек на «Кюхлю» и «Смерть Вазир-Мухтара». Наконец, объясняя Зине замысел своей книги, Фёдор говорит ей: «… я хочу это всё держать как бы на самом краю пародии. Знаешь эти идиотские "биографии романсэ", где Байрону преспокойно подсовывается сон, извлеченный из его же поэмы?» (380). Намекая на популярную книгу Моруа «Дон Жуан, или жизнь Байрона» (см.: [3–110]), Набоков выступает против приема, который можно было бы назвать обратной проекцией, когда фрагменты поэмы или лирического стихотворения пересказываются прозой и в таком виде выдаются за впечатления, размышления, воспоминания, мечты или сны героя, предшествовавшие созданию данного текста. Kроме Моруа, этим приемом охотно пользовались едва ли не все авторы романизированных биографий поэтов — например, Тынянов и Ходасевич в жизнеописаниях Пушкина (см.: Сурат 1994: 88–91; [3–110]), поскольку он открывает широкие возможности для психологизации. Для Набокова же именно психологизация в биографии была категорически неприемлема. В юбилейном франкоязычном докладе «Пушкин, или Правда и правдоподобие» (1937) он говорил, что в современных биографиях ему претит … la psychologie du sujet, le freudisme folâtre, la description empâtée de ce que le héro pensait à tel moment, — un assemblage de mots quelconques pareils au fil de fer qui retient les pauvres os d’un squelette, — terrain vague de la littérature où, parmi de chardons, traîne un vieux meuble évantré que personne n’a jamais vu y venire (Nabokoff-Sirine 1937: 364) [… психология исторического лица, игривый фрейдизм, пастозный рассказ о том, что подумал герой в тот или иной момент, — соединение слов, несколько напоминающее проволоку, которой скрепляют бедные косточки скелета, — пустырь литературы, где среди чертополоха валяется старая мебель с распоротой обивкой, невесть откуда взявшаяся (фр.)]. За этой филиппикой в машинописи доклада следует еще одна саркастическая фраза, выпущенная в печатном тексте: Belle psychologie qui attribue au poête les sentiments de personnages factices recueillis un peu partout parmi les «oeuvres complètes» («Le vrai et le vraisemblable», draft // LCVNP. Box 10) [Чудная психология, которая приписывает поэту чувства вымышленных персонажей, выисканные в полном собрании его сочинений (фр.)]. Даже для самого целомудренного ученого, предупреждает далее Набоков, может наступить «роковой момент, когда он почти безотчетно начинает сочинять роман, и тогда напоказ выставляется литературная ложь, не менее грубая в этом труде добросовестного эрудита, чем в поделке бесстыдного компилятора» (Nabokoff-Sirine 1937: 367). По правдоподобному предположению Л. Ф. Кациса, Набоков имел в виду романы-биографии «добросовестного эрудита» Тынянова (Кацис 1990; см. также: Маликова 2002: 118). Эти оценки, по сути дела, совпадают с тем, что писал о Тынянове Ходасевич, союзник Набокова в литературных войнах 1930-х годов. В «Кюхле», утверждал он, есть «свои достоинства: знание эпохи, хорошая начитанность», но в целом метод этой работы ложен: «для биографии в ней слишком много фантазии, для романа же слишком мало» (Возрождение. 1931. № 2172. 14 мая). «Смерть Вазир-Мухтара» — «кусок биографии Грибоедова, написанный с чрезвычайно вычурными и сознательными отступлениями от исторической правды» (Возрождение. 1935. № 3690. 11 июля). «Пушкин» — «романизированная биография с исключительно развитым элементом вымысла. Пользуясь действительными событиями пушкинской жизни как конспектом или канвой, Тынянов на ней расшивает бытовые и психологические узоры, подсказанные фантазией» (Там же). Принципы, которыми сам Ходасевич руководствовался как биограф, он изложил в предисловии к «Державину»: Биограф — не романист. Ему дано изъяснять и освещать, но отнюдь не выдумывать. Изображая жизнь Державина и его творчество (поскольку оно связано с жизнью), мы во всём, что касается событий и обстановки, остаемся в точности верны сведениям, почерпнутым и у Грота, и из многих иных источников. Мы, однако, не делаем сносок, так как иначе пришлось бы их делать едва ли не к каждой строке. Что касается дословных цитат, то мы приводим их только из воспоминаний самого Державина, из его переписки и из показаний его современников. Такие цитаты заключены в кавычки. Диалог, порою вводимый в повествование, всегда воспроизводит слова, произнесенные в действительности, и в том самом виде, как они были записаны Державиным или его современниками (Ходасевич 1988: 30). В «Жизни Чернышевского» Набоков в основном держится тех же правил, что и Ходасевич, но, в отличие от последнего, мало занимается психологическими реконструкциями. Почти все немногочисленные предположения касательно чувств Чернышевского и мотивов его поступков переданы вымышленному биографу со значимой фамилией Страннолюбский, alter ego Годунова-Чердынцева, а сам автор искусно монтирует цитаты и перифразы из десятков документальных источников, лишь изредка отклоняясь от фактов и/или подвергая их мягкой художественной обработке (сокращения и лексические замены, добавление имен и мелких деталей, в основном визуальных), но не деформируя до неузнаваемости, как это часто делает тот же Тынянов. На первый взгляд, такой подход к биографии близок к тому, который прокламировали лефовские теоретики «литературы факта» в СССР. Один из них, Н. Ф. Чужак, в статье «Писательская памятка» подверг резкой критике призыв московского критика Ю. В. Соболева «написать такие увлекательные романы, как биографии <… > Чернышевского, Добролюбова, Некрасова, Полежаева». По его мнению, Соболев и другие любители беллетризованных биографий «примазываются» к «литературе факта»; это «гурманы старого художества, объевшиеся "красотой"; эстеты, потребители приевшегося вымысла, которых потянуло на "кисленькое". Задача настоящего писателя-документалиста заключается в том, чтобы «работать на факте» и выявлять в жизни реального человека «натуральную сюжетность», которая «невъедчивому глазу незаметна»: «Искусство увидеть скрытый от невооруженного взгляда сюжет — это значит искусство продвижки факта; а искусство изложить такой сюжет будет литература продвижки факта <… > т. е. изложение скрытосцепляющихся фактов в их внутренней диалектической установке » (Чужак 2000: 25, 224; курсив оригинала). Формально Набоков ничем не погрешил против заповедей ЛЕФа. В его биографии Чернышевского (в отличие от книг Моруа, Людвига или Тынянова) вообще нет никакой «беллетристики» — нет ни одного вымышленного эпизода и диалога, ни одной произвольно приписанной реальному лицу фразы или мысли; местами повествование строится как «факто-монтаж», где каждая фраза имеет документальную основу. Играя с правилами «литературы факта», Набоков стремится выявить в жизни Чернышевского те самые скрытые сцепления фактов, о которых писал Чужак, но представляет и осмысляет их совсем не так, как этого хотели бы лефовские идеологи. Обсуждая романы Тынянова, Б. М. Эйхенбаум заметил, что их доминантой является понятие «судьбы», и пояснил: «Я употребил слово "судьба" в том смысле, в каком оно подчеркивает наличие некоторой необходимости или закономерности и дополняет, таким образом, более безразличное слово — "биография". Чувство истории вносит в каждую биографию элемент судьбы — не в грубо фаталистическом понимании, а в смысле распространения исторических законов на частную и даже интимную жизнь человека. Исторический роман нашего времени должен был обратиться к "биографии" — с тем чтобы превращать ее в нечто исторически закономерное, характерное, многозначительное, совершающееся под знаком не случая, а "судьбы"» (Эйхенбаум 1969b: 403). Набоков тоже рассматривает биографию Чернышевского «через призму судьбы», но судьба для него — это не строгая блюстительница исторических предначертаний, а лукавая насмешница, «союзница муз», которая наказывает «властителя дум» за полную эстетическую слепоту и глухоту. Соответственно, «скрытую связность» жизни героя придает вовсе не исторический закон, а закон эстетический, и она носит художественный характер, словно бы индивидуальная судьба была «сочинена» неким творцом, воспользовавшимся наличным биологическим, психологическим и историческим материалом. Из множества документов Набоков тщательно отбирает такие факты, которые кажутся неправдоподобным вымыслом, гротеском, преувеличением; он заостряет внимание на перекличках ситуаций, предметов, имен, дат, складывающихся в тематические ряды, на подробностях, которые могут быть поняты фигурально, на игре случайностей, в которых угадывается тайная закономерность. Иными словами, он разрушает исторически детерминированные образы Чернышевского — вождя, мыслителя, борца, общественного деятеля, мученика, прочитывая его жизнь как изящно построенную и остроумную трагикомедию ошибок, которая скрыта под напластованиями «общественной» агиографии и апологетики. В отличие от большинства авторов художественных биографий, Набоков нигде не переходит на точку зрения своего героя, а прослеживает его жизнь с позиции внешнего наблюдателя, которого не перестают удивлять и забавлять характер, склад ума и слог Чернышевского. В лекциях 1928 года об искусстве биографа Моруа говорил: «Душа человека, пишущего жизнеописание Карлейла, уподобляется, по крайней мере в определенные моменты, душе Карлейла. Если биограф не способен на такую отзывчивость чувств, он напишет мерзкую биографию» (Maurois 1939: 132). В биографии, написанной Федором Годуновым-Чердынцевым, никакое сродство душ автора и его героя не обнаруживается; напротив, автор разными способами, среди которых преобладает ирония, дает понять, что Чернышевский ему чужд и неприятен, хотя и заслуживает некоторого сочувствия как невинная жертва государственного произвола. Ироническое дистанцирование биографа от мало симпатичных ему героев было излюбленным приемом английского писателя Литтона Стрейчи (Giles Lytton Strachey, 1880–1932), автора знаменитых биографий королевы Виктории («Queen Victoria», 1921) и видных деятелей ее царствования («Eminent Victorians», 1918). Как показала Г. Димент, в подходах Стрейчи и Набокова к биографии много общего: «В лучших традициях Стрейчи Набоков стремится развенчать видного деятеля, который, по его убеждению, воплощает не только заблуждения прошлого, но и катастрофы настоящего. Подобно тому, как для Стрейчи кардинал Мэннинг, Флоренс Найтингейл, доктор Арнольд и генерал Гордон олицетворяли всё то, что было ложным в викторианской культуре, и, следовательно, несли ответственность за трагедию его поколения, ввергнутого в Первую мировую войну, Чернышевский и его единомышленники для Набокова отвечали не только за примитивное мировоззрение русской радикальной интеллигенции 1860-х годов, но и за разрушительную Революцию и ее последствия» (Diment 1990: 290). Отмечалoсь и некоторое сходство «охудожествления» биографического нарратива у Набокова с методом, разработанным Стрейчи. Д. П. Мирский писал в 1924 году: «Стречи < sic!> революционизировал искусство биографии, создав новый вид творческой и художественной биографии, <… > стремящийся к созданию законченного, замкнутого, сжатого художественного произведения. <… > Он ничего не выдумывает. Каждое утверждение его, каждая фраза, каждый эпизод имеют под собой солидную почву достоверности. Но он комбинирует, и путем комбинации иногда мельчайших и незаметных деталей он создает из своих героев такие живые и убедительные фигуры, что они могут идти в сравнение только с созданиями великих романистов» (Мирский 2014: 75–76). Как заметила М. Э. Маликова, это описание «как нельзя точно относится <… > к методу самого Набокова в "Жизни Чернышевского", основанной не столько на формалистской "деформации" обширного и скрупулезно собранного документального материала, сколько на его комбинации и выявлении (иногда с добавлением "окраски") мелких, но красноречивых деталей» (Маликова 2016: 233). Ранее в рубрике «Медленное чтение» были представлены следующие книги, вошедшие в длинный список премии «Просветитель» 2019 года: Евгений Анисимов «Держава и топор. Царская власть, политический сыск и русское общество в XVIII веке» (Новое литературное обозрение) Павел Бранд «На нервной почве» (АСТ) Вадим Волков «Государство, или Цена порядка» (Европейский университет в Санкт-Петербурге) Ляля Кандаурова «Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику» ( «Альпина Паблишер» ) Елена Клещенко  «ДНК и её человек: Краткая история ДНК-идентификации» Максим Кронгауз, Александр Пиперски, Антон Сомин «Сто языков. Вселенная слов и смыслов» (АСТ) Аркадий Курамшин «Элементы: замечательный сон профессора Менделеева» (АСТ) Михаил Левицкий. «Карнавал молекул. Химия необычная и забавная» (Альпина нон-фикшн) Олег Лекманов, Михаил Свердлов, Илья Симановский «Венедикт Ерофеев: посторонний» (АСТ) Елена Осокина «Алхимия советской индустриализации. Время Торгсина» (Новое литературное обозрение) Алексей Паевский, Анна Хоружая «Вообще ЧУМА! История болезней от лихорадки до Паркинсона » (АСТ) Павел Руднев «Драма памяти. Очерки истории российской драматургии. 1950–2010-е» (Новое литературное обозревние) Лев Симкин. «Собибор / Послесловие» (АСТ, Corpus) Тим Скоренко «Изобретено в СССР» (Альпина нон-фикшн) Юрий Слёзкин «Дом правительства. Сага о русской революциио» ( АСТ, Corpus ) Владимир Сурдин «Астрономия. Популярные лекции» (Московский центр непрерывного математического образования) Пётр Талантов «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия» (АСТ, Corpus) Михаил Шифрин «Сто рассказов из истории медицины. Величайшие открытия, подвиги и преступления во имя вашего здоровья и долголетия» (Альпина Паблишер) Юлия Щербинина «Злоречие. Иллюстрированная история» (Неолит)
11:37
11 Сен
Обсерватория "Спектр-РГ" обнаружила новый рентгеновский источник (ИТАР ТАСС)
Этот источник обнаружили в галактике Млечный Путь
11:00
11 Сен
Миниатюрные крабы скрипят на врагов своим желудком (ПОЛИТ.РУ)
Биолог Дженнифер Тэйлор (Jennifer Taylor) из Океанографического института Скриппса и ее коллеги обнаружили новый механизм воспроизведения звуков у крабов вида Ocypode quadrata . Они могут скрипеть при помощи особого органа, находящегося в пищеварительной системе. Крабы Ocypode quadrata живут в песке пляжей на американском побережье Атлантики от Массачусетса до юга Бразилии. Размер взрослого краба достигает 5 сантиметров. Они роют норки глубиной до 1,3 метра выше уровня максимального прилива. Питаются эти крабы как более мелкими беспозвоночными, так и растительной пищей. Ученым уже была известна способность этих крабов производить звуки при помощи трения специальных гребней на своих клешнях. Самцы крабов таким образом отгоняют конкурентов от своей норки или пытаются напугать хищника. Исследования показали, что краб в состоянии по силе звука определить размер и силу своего оппонента и при необходимости отступить. Изучая звуковую коммуникацию крабов, Дженнифер Тэйлор обнаружила, что они издают скрипящие звуки, источником которых служат не клешни. «Они издавали звуки, но не так, как мы ожидали», — рассказывает она. Тэйлор провела множество экспериментов, заставляя крабов отпугивать от своих норок противника, в роли которого выступали палочки, тела мертвых крабов и дистанционно управляемые игрушки HexBug. В это время исследователи записывали звуки и пытались определить их источник. При помощи лазерной доплеровской виброметрии удалось установить, что наиболее сильная вибрация происходила в желудке краба. У Ocypode quadrata для измельчения проглоченной пищи служит так называемый мускульный желудок, или «желудочная мельница» (gastric mill), снабженная хитиновыми зубчиками. Как оказалось, эти желудочные зубчики не только помогают обрабатывать пищу, но и способны издавать звуки частотой 2 килогерца. Такие звуки слышны наиболее опасным врагам крабов — енотам и птицам. Авторы исследования полагают, что резервный звуковой механизм позволяет крабам оставлять клешни свободными, чтобы быть готовыми к драке, если отпугнуть противника не удастся. Ученые выдвинули гипотезу, согласно которой, когда другой краб или хищник находится сравнительно далеко, его пытаются отпугнуть скрипом клешней, когда же враг приближается, переходят на скрип «желудочных зубов». Исследование опубликовано в журнале Proceedings of the Royal Society B.
Далее по теме
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы