Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ  Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ  Открытки ОТКРЫТКИ  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ  Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Все новости НОВОСТИ 

13 июля 2020, понедельник 03:08

№ 14894788

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
11:51
12 Июл
Британские ученые рассказали об опасности некоторых кондиционеров (Lenta.ru)
Британские ученые считают, что кондиционеры, которые рециркулируют один и тот же воздух в комнате, следует выключать. В противном случае это может усилить распространение COVID-19. Если у кондиционера нет «выделенного источника подачи наружного воздуха в помещение», то это может привести к распространению инфекции.
01:55
12 Июл
Выявлена связь уровня сахара в крови со смертностью от коронавируса (news.rambler.ru)
Китайские ученые пришли к выводу, что высокий уровень сахара в крови удваивает риск смерти от тяжелых форм COVID-19. Об этом говорится в исследовании, опубликованном в журнале Diabetologia.
15:00
10 Июл
Патриотизм, или Дым Отечества (ПОЛИТ.РУ)
Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге представляет книгу Михаила Крома «Патриотизм, или Дым Отечества» (серия «Азбука понятий» ) Патриотизм — это любовь к родине, но, кроме того, это еще и способ говорить о ней, и определенный набор идей, меняющийся от эпохи к эпохе и выражающий представления политической и культурной элиты о своем прошлом и будущем. В Новое и Новейшее время патриотизм становится полемическим понятием: левые и правые партии, правительственные деятели и оппозиционеры стремятся навязать обществу свое понимание любви к родине и утвердить в качестве «истинного» патриотизма те идеи и ценности, которые в их представлении наиболее способствуют благу страны. Какими словами выражали свою любовь к родине древние греки и римляне, жители ренессансной Флоренции и средневековой Руси, пока в XVIII столетии не появился привычный нам сейчас термин «патриотизм»? Почему вплоть до начала XIX века язык патриотизма часто служил оружием оппозиционеров и революционеров, а затем им прочно овладели консервативно-монархические силы? Как на протяжении XIX–XX веков менялось отношение к патриотизму левых и социалистических партий? Можно ли отделить современный патриотизм от национализма и кому в конце XX века пришла в голову идея «конституционного патриотизма»? На эти и многие другие вопросы в своей новой книге отвечает профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Михаил Кром. Предлагаем прочитать раздел книги, посвященный французскому и английскому патриотизму XIX века.   Слева направо: эволюция политических симпатий патриотов в XIX веке Тот факт, что объединение Италии начинали революционеры-подпольщики, а завершило монархическое правительство при массовом ликовании народа, заставляет задуматься об эволюции политических симпатий патриотических групп. Завершившийся тогда же процесс объединения Германии (1871) носил еще более верхушечный характер и был осуществлен военным путем — «железом и кровью», по известному выражению создателя единой Германии Отто фон Бисмарка. Образование Германской империи стало торжеством национальной идеи, воплощением мечты многих немцев, но это был не либерально-демократический национализм, свойственный, например, Мадзини, а консервативно-монархический и агрессивно-милитаристский национализм прусского дворянства (юнкерства). Однако и за рамками национально-освободительных и объединительных движений наблюдалась та же тенденция — к смещению патриотической идеи и патриотического дискурса в правую часть политического спектра. Современный британский историк Хью Каннингэм выявил ее на материале английской истории второй половины XIX — начала XX века [1] , но с определенными хронологическими вариациями она характерна и для других европейских стран того времени. Эволюция патриотизма во Франции: от эпохи Реставрации до дела Дрейфуса Окончательное падение наполеоновского режима и реставрация династии Бурбонов (1815) не могли мгновенно стереть из памяти французов события предшествующих десятилетий. Понятия родины и патриотизма в сознании многих по-прежнему ассоциировались с наследием революции, республикой и трехцветным знаменем. Так, уже в самом начале эпохи Реставрации (1815–1830) было раскрыто тайное общество «патриотов 1816 года», ставивших своей целью свержение власти Бурбонов. Трое участников общества были казнены, семнадцать заточены в тюрьму. Несмотря на репрессии, властям не удалось истребить республиканский дух. В январе 1830 года в Париже была создана тайная Патриотическая ассоциация (именуемая также по месяцу основания Январской), которая состояла, в основном, из студентов и журналистов. Ее возглавил издатель леволиберальной газеты «Трибуна» Огюстен Фабр (1792–1839). Члены ассоциации сыграли заметную роль в подготовке и проведении Июльской революции 1830 года, положившей конец правлению Бурбонов во Франции [2] . И всё же, хотя в 1830 году, как и в 1792-м, патриотический дискурс был по преимуществу республиканским, в самом восприятии родной страны за почти сорок лет, разделяющие эти даты, произошли значительные изменения. Прежде всего, понятие «отчизна» приобрело историческую глубину. Революционеры 1790-х годов, как уже говорилось выше, смотрели на свое отечество как на новорожденное дитя, отрицая какую-либо его связь с проклятым «рабским» прошлым. А эпоха Реставрации стала временем колоссального роста интереса французов к своей истории. Историки романтического направления — Огюстен Тьерри (1795–1856), Франсуа Гизо (1787–1874), Жюль Мишле (1798–1874) — знакомили своих соотечественников со средневековой и новой историей Франции и Европы. Романтизм в историографии, как и в других областях культуры, предполагал особое внимание к национальным особенностям каждого народа. Нации представлялись своего рода индивидами с присущими им неповторимыми чертами характера. И, конечно, на первом плане оказывалась родная Франция, которой Гизо, например, отводил место в центре европейской цивилизации. Националистические нотки усилились в 40-е годы в творчестве Мишле: в книге «Народ» (1846) он не только возвел любовь к отечеству в ранг религии, но и резко высказался в защиту культурной «чистоты» нации, против подражаний иностранцам. Однако, наряду с либеральным национализмом, в описываемое время уже появился и шовинизм (само это слово впервые встречается в 1834 году), его истоки также восходят к эпохе Реставрации. В парижских театрах в 1819–1821 годах с большим успехом шли водевили, главным героем которых выступал «солдат-землепашец» Никола Шовен. Этот комический персонаж изображался ветераном наполеоновских войн, израненным инвалидом, вернувшимся тем не менее к сельскому труду и оставшимся преданным памяти бывшего императора. Как показало специальное исследование, человек с таким именем и приписываемой ему биографией в реальности никогда не существовал [3] , но этот собирательный образ обрел к 1840-м годам такую популярность, что стал именем нарицательным, породив особый термин — шовинизм, которым теперь принято обозначать агрессивный национализм, ненависть и чувство превосходства по отношению к другим народам. Со временем легендарному Шовену приписывались всё новые и новые «подвиги»: в пьесе братьев Коньяров «Трехцветная кокарда» (1831), посвященной французскому завоеванию Алжира, Шовен, названный в этот раз Жаном, участвует в захвате дворца местного правителя (дея) и знакомится с обитательницами его гарема… Гротескный образ Шовена вобрал в себя представления той эпохи об «истинном французе»: он воинственен, любвеобилен, он произносит патриотические речи и демонстрирует чувство превосходства над людьми другой культуры (в данном случае — арабами). Вымышленный Шовен отлично подходил на роль образцового подданного нового императора французов Наполеона III. По отзывам современников, эпоха Второй империи [4] отличалась как раз шовинистическими настроениями, которые власти умело подогревали агрессивной внешней политикой, начиная с Крымской войны в союзе с Англией и Турцией против России (1853–1856) и кончая Франко-прусской войной 1870–1871 годов, похоронившей империю Наполеона III. В октябре 1870 года, спустя месяц после катастрофы под Седаном, где французский император сдался в плен вместе со своей армией, русский журналист Леонид Александрович Полонский писал в «Вестнике Европы» об уроках этой войны, которая, по его словам, продемонстрировала «несостоятельность шовинизма». «Французское общество, — продолжал публицист, — должно будет убедиться теперь, что для нации недостаточно считать и провозглашать себя великою, толковать о своем необыкновенном призвании в судьбах мира и называть свою почву священною (le sol sacré de la France) для того, чтобы всё это сделалось правдою само собой, ввиду именно горячности одних патриотических чувств» [5] . Наблюдательный современник, внимательно следивший за французской прессой, Полонский точно сформулировал характерные черты шовинизма — «национальное чванство, бездельное презрение к другим народам, глупое самообольщение своим несравненным величием» [6] и, заметив признаки той же болезни в некоторых русских газетах, поспешил предостеречь соотечественников от повторения чужих ошибок. Эпоха Второй империи стала важной вехой эволюции французского патриотизма «вправо». Следующий этап этой эволюции пришелся на последние десятилетия XIX века. В 1882 году ветеран Франко-прусской войны, поэт и ярый националист Поль Дерулед (1846–1914) основал вместе с несколькими единомышленниками Лигу патриотов, целью которой провозглашалась пропаганда реванша — подготовка новой, победоносной, войны против Германии и возвращение утраченных Эльзаса и Лотарингии. На пике популярности лига насчитывала около 180 тысяч членов по всей стране. Во время дела Дрейфуса [7] , расколовшего французское общество, члены лиги предсказуемо оказались в лагере антидрейфусаров. Таким образом, если еще в 1830 году патриотизм был знаменем революционеров-республиканцев, то спустя полвека патриотами себя называли националисты, милитаристы-реваншисты и прочие ультраправые деятели. Английский патриотизм: от чартизма до Бенджамина Дизраэли Как мы помним, в XVIII веке патриотизм был испытанным оружием в руках английской оппозиции. Эта традиция сохранилась и в первой половине XIX столетия, с той лишь разницей, что теперь в центре внимания оказались социальные вопросы. Религиозные диссиденты, члены Лиги против хлебных законов [8] , чартисты [9] и другие радикально настроенные реформисты называли себя патриотами и активно использовали патриотический дискурс, напоминая об исконных английских правах и свободах и бичуя новые формы «рабства» и «тирании». Так, принадлежавший к радикальному крылу партии тори Ричард Остлер (1789–1861), противник закона о бедных и борец за отмену детского труда, в разгар кампании за введение 10-часового рабочего дня заявлял, что «это не по-английски — выходить из себя по поводу рабства, находящегося [от нас] в пяти-шести тысячах миль (намек на рабство в США. — М. К.), и поощрять более отвратительную и более трусливую систему рабства дома». «Это не по-английски, — продолжал он, — отказывать невинным и трудолюбивым детям британских бедняков в той законодательной защите, которая уже предоставлена виновному взрослому преступнику и несчастному взрослому чернокожему рабу». В другой раз Остлер выразил надежду, что «сильная армия патриотов еще может появиться на равнинах Англии с решимостью отстоять свои права и сорвать лавровый венок с головы Капитала» [10] . А чартист Генри Винсент, выступая в 1843 году в Лидсе, призвал к пробуждению «патриотических чувств в каждом английском сердце» [11] . Однако по мере либерализации британских законов и улучшения материальных условий труда накал радикального протеста стал спадать. Во второй половине XIX века радикалы всё реже прибегали к патриотической риторике, зато ее взяли на вооружение министры и лидеры парламентских партий. Пример показал в 1850 году лорд Пальмерстон, бывший в то время министром иностранных дел. Выступая в палате общин по вопросу о конфликте с Грецией из-за нарушенных будто бы прав британских подданных в этой стране, он закончил свою пятичасовую речь фразой, вызвавшей бурную овацию парламентариев: «Как в старину римлянин избавлял себя от унижения, когда он мог сказать: "Я — римский гражданин", так и британский подданный, на какой бы земле он ни находился, должен чувствовать уверенность в том, что зоркий глаз и сильная рука Англии защитят его от зла и несправедливости». В дальнейшем патриотическую риторику умело использовал лидер консерваторов Бенджамин Дизраэли (1804–1881). В 1867 году он заявил, что «национальная партия поддерживается пылом патриотизма» и что тори являются именно такой — общенародной партией. Я всегда считал, лорды и джентльмены, что партия тори является национальной партией Англии. Она не представляет собой симбиоз олигархов и философов, использующих в своих целях групповые предрассудки части народа. Она состоит из представителей всех классов — от самых высших до самых низших. Партия выступает в поддержку установлений, которые являются в теории и должны быть на практике воплощением потребностей нации и гарантом национальных прав. <…> Партия тори — триумфатор; благословляемая Провидением, она обеспечит процветание и мощь страны [12] . Бенджамин Дизраэли Речь на банкете партии консерваторов, Эдинбург, октябрь 1867 года Пять лет спустя Дизраэли, стараясь привлечь рабочий класс на сторону своей партии, утверждал, что основная масса рабочих — это «англичане до мозга костей». И продолжал: «Они отвергают космополитические принципы. Они придерживаются национальных принципов. Они — за поддержание величия королевства и империи, и они гордятся тем, что являются подданными нашего монарха и членами такой империи» [13] . «Космополитические принципы» приписывались оппонентам, то есть партии либералов. В межпартийной борьбе на поле патриотизма, развернувшейся в 1870-х годах, победа осталась за консерваторами. Добиться ее Дизраэли помогла волна русофобии, поднявшаяся в английском обществе в годы Русско-турецкой войны (1877–1878). К концу XIX века патриотизм в английском обществе прочно ассоциировался с консерватизмом, милитаризмом, монархизмом и расизмом. Это сочетание — британский аналог шовинизма — получило особое название «джингоизм» [14] . [1] Cunningham H. The Language of Patriotism, 1750–1914 // History Workshop. 1981. No. 12. P. 8–33. [2] О деле тайного общества «патриотов 1816 года» и о Патриотической ассоциации 1830 года см.: История Франции. В 3 т. Т. 2. М.: Наука, 1973. С. 180, 217, 220. [3] См.: Пюимеж Ж., де. Шовен, солдат-землепашец: Эпизод из истории национализма. М.: Языки русской культуры, 1999. [4] Второй империей в исторической литературе принято называть период правления Наполеона III (1852–1870); первой была империя его великого дяди — Наполеона I Бонапарта (1804–1814 и 1815). [5] [Полонский Л. А.] Внутреннее обозрение. Патриотизм доморощенных «мамелюков» и наши немцееды // «Вестник Европы»: Избранное, 1802–1881. С. 359. [6] Там же. С. 360. [7] Дело Дрейфуса — судебный процесс 1894 года по обвинению офицера французского генерального штаба Альфреда Дрейфуса, по происхождению — еврея из Эльзаса, в шпионаже в пользу Германии. Капитан Дрейфус был осужден, как выяснилось впоследствии, на основании сфабрикованных документов. Разразился скандал, во время которого знаменитый писатель Эмиль Золя публично потребовал пересмотра дела. Общество раскололось на два лагеря — дрейфусаров и антидрейфусаров. Националисты и милитаристы оказались во втором лагере, требуя «защитить честь армии». Дело, сопровождавшееся антисемитской кампанией, тянулось много лет и закончилось только в 1906 году полным оправданием Дрейфуса. [8] Хлебные законы (англ. corn laws), действовавшие в Великобритании между 1815 и 1846 годами, установили высокие пошлины на импортное зерно, что было в интересах крупных лендлордов, но привело к резкому повышению цен на хлеб. В 1838 году была создана лига для борьбы с этими законами. Были отменены в 1846 году. [9] Чартисты (от англ. charter — хартия, грамота) — участники массового движения протеста в Англии в 30–40-х годах XIX века; свои требования излагали в форме петиций, которые под названием «хартии» трижды (в 1839, 1842 и 1848 годах) безуспешно вносили в парламент. Требовали введения всеобщего избирательного права, отмены хлебных законов и закона о бедных 1834 года, изменения фабричного законодательства и т. д. [10] Цит. по: Viroli M. For Love of Country. P. 142, 143. [11] Цит. по: Dietz M. Patriotism // Political Innovation and Conceptual Change / ed. by T. Ball et al. Cambridge; New York: Cambridge University Press, 1989. P. 188. [12] Цит. по: Трухановский В. Г. Бенджамин Дизраэли, или История одной невероятной карьеры. М.: Наука, 1993. С. 282. [13] Цит. по: Cunningham H. The Language of Patriotism. P. 22. [14] Джингоизм (англ. jingoism) — агрессивный национализм, связанный с внешней экспансией, угрозами и готовностью применить военную силу для защиты того, что считается национальными интересами. Термин возник в Великобритании во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Выражение by Jingo (эвфемизм вместо by Jesus, то есть «клянусь Иисусом») служило рефреном популярной в те годы воинственной песенки, звучавшей в английских пабах, в которой «истинные британцы» клялись не позволить русским захватить Константинополь.
09:00
10 Июл
При помощи бактериального фермента удалось отредактировать геном митохондрий (ПОЛИТ.РУ)
Команда ученых из Гарвардского и Вашингтонского университетов, использовав бактериальный фермент, впервые смогла отредактировать геном митохондрий , который до этого не удавалось изменить с помощью других технологий, включая метод CRISPR-Cas9. Разработанная ими технология не только даст в руки ученых новый инструмент исследований, но и, возможно, позволит лечить болезни, вызванные мутациями в митохондриальном геноме. Напомним, что в методе CRISPR-Cas9 используется цепочка РНК, переносящая фермент Cas9 к месту ДНК, которое надо отредактировать. Но доставить этот фермент в митохондрию таким способом невозможно, так как она окружена собственной двойной мембраной. В 2018 году ученые во главе с микробиологом Джозефом Мугосом (Joseph Mougous) из Вашингтонского университета в Сиэтле обнаружили необычный фермент, получивший название DddA. Его вырабатывает бактерия Burkholderia cenocepacia . Когда он встречался с цитозином — одним из нуклеотидных оснований в ДНК, то преобразовывал его в другое основание — урацил. В ДНК эукариот урацил обычно не встречается, поэтому при копировании цепочки ДНК ферменты клеточного ядра преобразуют его в тимин. В итоге в данном участке ДНК урацил заменяется тимином. Но перед использованием фермента для редактирования генома его необходимо было сделать безопасным, чтобы он не стал заменять все подряд цитозины в цепочке ДНК на урацилы. Ученые из Сиэтла в сотрудничестве с Дэвидом Лю (David Liu) и его коллегами разделили молекулу DddA на две части, которые могли бы изменять ДНК только тогда, когда они собраны в правильной ориентации. Чтобы контролировать, какой участок ДНК модифицировал фермент, они связали каждую половину DddA с белками, связывающимися с конкретными участками генома. Полученный комплекс они успешно использовали для редактирования митохондриальных ДНК в клетках человека. Исследователи напоминают, что их метод еще очень далек от использования в лечении митохондриальных заболеваний. В ходе эксперимента было обнаружено некоторое количество нецелевых изменений генома. Также потребуются эксперименты с клетками различных типов. Работа опубликована в журнале Nature.
06:11
10 Июл
Китайские ученые создали восприимчивых к коронавирусу мышей (Lenta.ru)
Китайские ученые для тестирования вакцин и лекарств создали трансгенных мышей, которые восприимчивы к коронавирусу. По словам директора компании SinoGene Ми Цзидуна, обычные животные не могут заразиться вирусом. Поэтому для проведения опытов на мышах необходимо «пересадить» им человеческий ген ACE2.
02:41
10 Июл
«Ведешь себя, как крыса»: ученые развенчали миф о «венце творения» (news.rambler.ru)
Ученые в Чикагском университете наблюдали за поведением крыс, воссоздавая ситуации, при которых зверькам приходилось спасать своих сородичей.
12:00
09 Июл
Пациент из Сан-Паулу? (ПОЛИТ.РУ)
На 23-й международной конференции по СПИДу ( AIDS 2020 ) прозвучало сообщение, что мужчина из Бразилии, возможно, стал третьим в истории человеком , избавившимся от заражения ВИЧ. Он прекратил прием антивирусных препаратов больше года назад, и с тех пор в его крови так и не были обнаружены следы вируса. Два человека, которые полностью избавились от ВИЧ ранее, — это Тимоти Браун («берлинский пациент») и Адам Кастильехо («лондонский пациент»), имя последнего стало известно лишь в марте этого года. Оба они перенесли пересадку донорского костного мозга от человека, генетически невосприимчивого к заражению СПИДом. Бразилец пока предпочитает сохранять анонимность. По аналогии с предшественниками его стали называть «пациентом из Сан-Паулу». Однако его излечение, если оно действительно состоялось, прошло совсем по другому сценарию. И Тимоти Браун, и Адам Кастильехо в течение многих лет принимали антиретровирусные препараты, позволяющие держать вирус иммунодефицита под контролем и вести жизнь практически здорового человека. Но потом из-за онкологического заболевания им пришлось перенести трансплантацию костного мозга, и врачи сумели подобрать совместимого донора с мутацией CCR5-Δ32, при которой вирус иммунодефицита не может заразить клетки. «Пациент из Сан-Паулу» не проходил через пересадку костного мозга. Он получал «агрессивную антиретровирусную терапию» в сочетании с приемом никотинамида (витамин В 3 ). И, как предполагается, она смогла уничтожить не только активные вирусы в организме, но и избавиться от их «резервных копий», сохраняющихся в клетках. Такие копии вирус создает, как правило, в долгоживущих лимфоцитах (например, в клетках памяти) или даже в клетках мозга или кишечника. Именно эта особенность вируса препятствует полному излечению пациентов. Покоящееся состояние вируса иммунодефицита принципиально отличается от активного. Хотя обычно его геном выглядит как одна цепочка РНК, для длительного хранения вирус синтезирует двухцепочечную молекулу ДНК и встраивает ее в геном клетки хозяина. Вирусные белки в таких клетках не синтезируются, а препараты антиретровирусной терапии направлены обычно именно на эти белки. Иммунная система человека тоже не действует на клетки-резарвуары, так как она может распознавать только те клетки, где реплицируется вирусный геном. Но в данном случае геном просто ждет своего часа. Обычно, если человек подавил ВИЧ при помощи антиретровирусных препаратов, а затем прекратил их прием, вирус возвращается спустя какое-то время. Чаще всего это происходит в течение нескольких недель. Однако «пациент из Сан-Паулу» прекратил терапию больше года назад, и не только до сих пор остается свободным от ВИЧ, но и в его крови отмечен рекордно низкий уровень антител к вирусу, что заставляет подозревать полное избавление от резервуаров вируса в организме. Доктор Риккардо Диас (Ricardo Diaz) из Федерального университета Сан-Паулу признает, что не уверен в полном излечении пациента. После того, как тот прекратил лечение, ученые не исследовали клетки его лимфатических узлов или кишечника на наличие вируса. Но имеющиеся данные позволяют не исключать такую возможность. Диас и его коллеги работали с «пациентом из Сан-Паулу» с 2015 года. Тогда он вместе с еще четырьмя участниками исследования стал получать особую интенсивную антиретровирусную терапию, в которой к трем уже принимавшимся ими препаратам были добавлены еще два. Предполагалось, что это позволит нейтрализовать вирусы, избегающие стандартного лечения. Помимо этого пациенты получали никотинамид, который, как предполагают, способен заставить «клетки-резервуары» пробуждать латентные копии вируса, делая вирус уязвимым для терапии. Механизм этого действия никотинамида не ясен, хотя, по словам Диаса, существует несколько возможных объяснений. Курс лечения продолжался 48 недель, после чего пациенты вернулись к приему своего обычного набора препаратов и продолжали его еще три года. Затем терапия была прекращена. У четверых участников вирус быстро вернулся, но у пятого даже через 66 недель после прекращения терапии не обнаружилось признаков заражения. Исследователи отмечают интересную деталь. В период приема никотинамида этот человек был единственным из пяти, у кого вирус был дважды обнаружен в крови в ходе стандартных анализов. Можно предположить, что произошла активация резервных копий вирусного генома в инфицированных клетках. «Я всегда стараюсь быть немного адвокатом дьявола, но в этом случае я настроен оптимистично», — заключает Рикардо Диас. Авторы исследования признают, что предстоит еще многое проверить. В проверке нуждается даже тот факт, что «пациент из Сан-Паулу» прекратил прием антиретровирусных препаратов (по его словам, это произошло 30 марта 2019 года). Диас планирует сделать это, проведя анализ крови. Остается неизвестным, насколько быстро пациент начал антиретровирусную терапию после заражения ВИЧ. Предыдущие исследования показали, что небольшой процент людей, начинающих АРВ-терапию спустя краткий срок после инфицирования, имеет больше шансов сохранять контроль над вирусом в течение длительных периодов времени при прекращении приема лекарств. Вероятно, это происходит потому, что вирусы не успевают создать много долговременных резервуаров. «Пациент из Сан-Паулу» начал лечение через два месяца после постановки диагноза в октябре 2012 года. Как и большинство людей, инфицированных ВИЧ, он не может точно сказать, когда произошло заражение, но он подозревает, что это случилось в июне 2012 года. Точно известно лишь, что в 2010 году его тест на ВИЧ был отрицательным.
09:47
09 Июл
Доказана гипотеза о появлении древней цивилизации (Lenta.ru)
Доказана гипотеза, согласно которой коренные древние американцы могли путешествовать на острова Полинезии. Об этом многие ученые подозревали и раньше из-за сходства двух культур, однако эту версию оспаривали исследователи, считавшие, что народы разделял непреодолимый барьер в виде тысяч километров Тихого океана.
09:00
09 Июл
Анализ ДНК обнаружил древние контакты между жителями Америки и Полинезии (ПОЛИТ.РУ)
Новое исследование показывает , что коренные американцы и полинезийцы около 1200 года контактировали между собой, и доказательства их контактов сохранились в ДНК современных народов. Предшествующие работы генетиков не находили подобных признаков. Споры о том, могли ли древние обитатели Южной Америки преодолевать тысячи километров, отделяющих их от островов Полинезии, или же полинезийцы — посещать побережье американского континента, продолжаются давно. Знаменитый путешественник Тур Хейердал совершил плавание на плоту «Кон-Тики» от Перу до островов Туамоту с целью доказать, что тихоокеанские острова могли быть заселены древними американцами. Экипаж «Кон-Тики» за 101 день плавания преодолел более 7000 километров и достиг полинезийских берегов, продемонстрировав тем самым возможность ранних путешествий из Южной Америки на эти острова. Но современные ученые склоняются к тому, что полинезийцы могли посещать американский берег. «Более вероятно, что полинезийцы достигли Северной и Южной Америки, учитывая их технологию мореплавания и умение пересекать тысячи миль открытого океана», — говорит ведущий автор нынешнего исследования Александр Иоаннидис (Alexander Ioannidis) из Стэнфордского университета. Исследователи собрали генетические данные 807 человек из 15 народов, живущих вдоль тихоокеанского побережья Южной и Центральной Америки, и с 17 полинезийских островов. Главный результат исследования состоит в том, что у представителей некоторых популяций Восточной Полинезии в ДНК есть следы далеких американских предков. Они были найдены у коренных жителей острова Пасхи, который и ранее считался наиболее вероятной точкой ранних американско-полинезийских контактов. Но также они обнаружились у обитателей островов, расположенных западнее: Мангарева, Маркизских островов и группы островов Паллизер, входящей в архипелаг Туамоту. Хотя эти острова находятся дальше от Америки, плаванию к ним благоприятствуют пассаты и морские течения. Наиболее вероятным местом, где жили далекие американские предки этих людей, исследователи называют территорию современной Колумбии. Самые ранние признаки американского компонента в ДНК в Полинезии датируются примерно 1150 годом и локализуются на южных Маркизских островах. Предыдущие исследования указывают, что полинезийские народы, расселявшиеся на восток из Азии, достигли этот района примерно к этому времени. Аналогичный компонент на соседних островах датируется периодом с 1150 по 1230 годы, а около 1380 года он появился у населения острова Пасхи. Ученые оценивали время контактов, используя анализ распределения длин трактов, который оценивает распределения длин геномных сегментов, унаследованных от различных предковых популяций. Как и ожидалось, этот статистический подход показывает, что европейский след в геноме полинезийцев появляется в колониальную эпоху с 1750–1860-х годов. Дата первого возможного контакта (около 1150 года) столь ранняя, что оставляет возможность достижения древними американцами Маркизских островов до того, как туда приплыли полинезийцы. Так что, возможно, Тур Хейердал отчасти был прав. Но даже в этом случае надо признать, что представители Америки потом растворились в массе полинезийского населения. Авторы работы не исключают и других сценариев. Например, полинезийцы могли совершать путешествия в Америку и, возвращаясь, брать с собой местных жителей. Исследование опубликовано в журнале Nature.
07:00
09 Июл
Острый респираторный синдром предложили лечить при помощи стволовых клеток (ПОЛИТ.РУ)
Ученые из Швеции и России доказали, что использование стволовых клеток может предотвращать долговременные последствия у пациентов с тяжелыми воспалительными заболеваниями легочной системы. Статью с результатами исследования опубликовал American Journal of Respiratory and Critical Care Medicine, кратко о них сообщила пресс-служба Московского физико-технического института. Одним из осложнений вирусных легочных заболеваний является острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС). При ОРДС наблюдается неконтролируемое воспаление легких, вызванное гиперреакцией иммунной системы. На сегодняшний момент смертность от тяжелой формы ОРДС составляет около 40 %, а переболевшие часто получают долговременные легочные, нейро-мышечные и когнитивные симптомы. Сейчас не существует эффективной терапии ОРДС, и лечение, в основном, направлено на поддержание пациентов. Необходимость новых терапевтических подходов стала особенно актуальна на фоне пандемии вируса SARS-CoV-2: непосредственной причиной смерти большинства (по разным данным, порядка 80 %) пациентов с Covid-19 как раз является ОРДС. В нынешней работе ученые подводят итог использования нового подхода к лечению данного заболевания с помощью мезенхимальных стволовых клеток. В 2015 году  было проведено лечение для двух пациентов с тяжелой формой заболевания, для которых риск летального исхода составлял более 95 %. В результате клетки показали высокую иммуномодулирующую способность, которая привела к подавлению воспалительных процессов и восстановлению функционирования легких. Уже спустя год после лечения оба пациента смогли вернуться к полноценной работе. На момент проведения исследования показатели их здоровья оказались в пределах, а по некоторым показателям и выше нормы. И если эффективность и безопасность клеточной терапии при лечении воспалительных заболеваний уже была показана в других работах, то отсутствие долговременных негативных последствий ОРДС явилось приятной неожиданностью и показано впервые.  «Методы терапии с использованием мезенхимальных стволовых клеток уже многократно проявляли себя. Особенно интересны иммунорегуляторные, иммуносупрессирующие функции клеток для заболеваний, связанных с системным воспалением и активацией иммунного ответа. Несмотря на то, что мезенхимальные стволовые  клетки были уже давно в фокусе многих научных групп, до сих пор не доказаны механизмы действия, особенно в случае острого воспаления. Это сильно затрудняет трансляцию технологий в клинику. Полученные нами результаты proof-of-concept эксперимента с инъекцией донорских мезенхимальных стромальных клеток показали многообещающий терапевтический эффект для смертельно опасного острого синдрома, что дает возможность приблизиться к более широкому применению метода в терапии, — объясняет Павел Волчков, один из участников исследования, заведующий лабораторией геномной инженерии МФТИ. — Неоспоримым преимуществом полученного нами подхода является универсальность: острый респираторный дистресс-синдром может развиваться в ответ на разные причины, например, из-за вирусов неодинаковой природы, а терапия будет работать независимо от этих причин». Сергей Родин, доцент департамента хирургических наук Упсальского университета, говорит: «Для доказательства эффективности и безопасности любого метода необходимо провести клинические испытания с большим количеством пациентов. Проведение клинических испытаний связано с большими рисками и  затратами. Дополнительные сложности связаны с тем, что результаты применения мезенхимальных стромальных клеток критически зависят от качества клеточного продукта. Большой объем предварительных данных, полученных сначала на животных моделях ОРДС, а затем — при лечении пациентов с ОРДС в рамках нашего проекта лечения on compassionate use basis (последней надежды) и в других странах, в совокупности с тяжелой ситуацией с Covid-19, наконец, убедили шведские регуляторные органы выдать разрешение на клиническое испытание, которое началось в Академическом госпитале в Упсале».
Далее по теме
НовостиНовости
НовостиНовости
УкраинаНовости - Украина
РоссияНовости - Россия
Каталог сайтов КАТАЛОГ САЙТОВ 
Если Вас заинтересовал наш проект и у Вас есть предложения или пожелания, которые могли бы улучшить его для Вас и нашей аудитории, напишите нам. Если Вы рекламодатель или готовы выступить в качестве спонсора этого проекта, будем рады ознакомиться с Вашими предложениями

Форма обратной связи

полная версия страницы